Беженцы в Голландии

Убежище в Нидерландах

Нидерланды – эта страна у большинства туристов ассоциируется с мельницами, тюльпанами, деревянными башмаками, бесчисленными каналами и велосипедными дорожками. Но это далеко не все богатство Нидерландов: в многочисленных музеях хранятся полотна великих художников, по всей стране раскиданы старинные дворцы, замки и храмы, а живописные пляжи Северного моря и душистые фермерские поля никого не оставят равнодушным!

Основания для получения статуса беженца

Убежище в Нидерландах могут получить иностранные граждане, которых в родной стране преследуют по одному из оснований:

— расовые или национальные признаки,

— принадлежность к какой-нибудь социальной группе,

— дискриминация по половому признаку.

Если просителю в состоянии помочь власти родной страны, ему откажут. Статус беженца в Нидерландах могут получить только те, кто подвергся личному преследованию и не нашел защиты на родине.

Процесс получения убежища

1. Проситель пишет заявление во время прохождения пограничного контроля.

2. Иммиграционная служба проверяет личность просителя: он должен сдать отпечатки пальцев, сообщить подробную информацию о себе и всех членах семьи и обосновать причину своего прошения.

3. В течение 48 часов после подачи заявления просителя уведомляют, будут ли рассматривать его дело.

4. В случае положительного решения просителя вызывают на интервью, которое длится 1,5-2 часа. В ходе интервью лицо, запросившее убежище, подробно рассказывает свою историю и предоставляет имеющиеся документальные подтверждения преследований на родине.

5. Дело беженца могут рассматривать 6 месяцев и более. В это время лица, запросившие убежище, живут в специальных лагерях, получают денежное пособие и бесплатное питание.

6. В случае положительного решения беженец получает ВНЖ сроком до 3 лет. Он получает право на работу, бесплатное обучение в государственных вузах и воссоединение с семьей.

7. Если спустя 3 года проживания в Нидерландах человек, получивший статус беженца, будет по-прежнему нуждаться в защите, ему предоставят ПМЖ.

Отказ, апелляция, депортация

Отрицательное решение будет принято, если лицо, запросившее убежище, делает это повторно или ему отказали в другой стране. Также откажут в убежище, если проситель приехал в Нидерланды через транзитную страну, в которой мог получить статус беженца.

Если после рассмотрения дела проситель получает отказ, он может подать апелляцию. Если суд отклонит апелляционную жалобу, беженец имеет право обратиться в Государственный совет Королевства Нидерланды, но решения суда ему придется ждать уже не на территории страны.

После получения окончательного отказа проситель обязан покинуть Нидерланды в течение 4 недель. Если у него нет необходимых средств, ему предоставят билет в один конец. Если лицо, запросившее убежище, откажется покидать страну, его депортируют принудительно.

Специалисты «Второго паспорта» имеют опыт работы с различными кейсами. Если у вас есть дополнительные вопросы, вы можете записаться на консультацию. Мы поможем вам принять верное решение и с комфортом пройти все необходимые процедуры.

Голландия и все ее заморочки

Владимир Клен

s > 28 Фев 2013

дзевятоускi

Молодой боец

Leon > 13 Фев 2014

nadezhdamil

Я живу и работаю в Нидерландах, мой муж все это время жил в России (в браке мы давно), после этого он решил уехать ко мне, но гражданства у меня еще не было, а попасть в Нидерланды по какой-то другой причине на тот момент уже было очень сложно. Он решил получить статус беженца и сдался в аэропорту. Его сразу отвели в зал ожидания работников IND и едва сразу же не отправили обратно после собеседования.

Так он попал в лагерь беженцев, где позже просидел почти полгода. И это еще повезло! Люди там сидят по 3-5 лет, ожидая решения властей. Ему так же повезло, что не отправили домой сразу. Как выяснилось позже, как белорусам очень плохо относятся с тех пор, как они ездили сдаваться автобусами, когда голландские власти ввели компенсацию за негатив, т.е. люди просто ехали получить около 2000 евро за отказ и вернуться домой. Тем самым они изрядно подгадили нормальным людям, которые хотят жить в Нидерландах и пытаются получить статус беженцев…

Через полгода у меня вышло получить гражданство и только тут дошло, что можно было просто подождать полгода и вызвать мужа по программе воссоединения семьи, однако сейчас такой финт ушами уже бы не прокатил, я имею в виду, если бы он из лагеря вернулся бы в Россию по своей воле. Оставалось продолжать делать хорошую мину при плохой игре. Проблема только в том, что он мог просидеть там еще неопределенный срок, после которого отправился бы домой. Я на тот момент уже нормально зарабатывала и смогла позволить себе хорошего юриста. Знакомый посоветовал мне международную компанию Paterton Immigration, сказал, что они берутся даже за самые сложные случаи.

Я поговорила с выделенным для моего дела юристом. Что ж, как и ожидалось, дело оказалось сложное. Он предложил доказать, что я в свое время подала на рабочую визу в Нидерланды тоже из-за политических преследований со стороны государства, а когда я уехала, мужа стали прессовать гораздо сильнее. У нас получилось доказать, что я владею анонимной страницей в ЖЖ с текстами оппозиционной направленности против российского правительства, и якобы за это нас и преследовали.

Потребовалось полтора месяца, чтобы собрать все данные, дождаться суда (как писали на форумах, это еще очень повезло, что дело рассмотрели так быстро, я думаю, так получилось из-за помощи юриста). Но дело мы выиграли! Мужа отпустили, правда, под мое содержание до тех пор, пока не устроится на работу, мне было все равно, мы снова вместе.

Я живу и работаю в Нидерландах, мой муж все это время жил в России (в браке мы давно), после этого он решил уехать ко мне, но гражданства у меня еще не было, а попасть в Нидерланды по какой-то другой причине на тот момент уже было очень сложно. Он решил получить статус беженца и сдался в аэропорту. Его сразу отвели в зал ожидания работников IND и едва сразу же не отправили обратно после собеседования.

Так он попал в лагерь беженцев, где позже просидел почти полгода. И это еще повезло! Люди там сидят по 3-5 лет, ожидая решения властей. Ему так же повезло, что не отправили домой сразу. Как выяснилось позже, как белорусам очень плохо относятся с тех пор, как они ездили сдаваться автобусами, когда голландские власти ввели компенсацию за негатив, т.е. люди просто ехали получить около 2000 евро за отказ и вернуться домой. Тем самым они изрядно подгадили нормальным людям, которые хотят жить в Нидерландах и пытаются получить статус беженцев…

Через полгода у меня вышло получить гражданство и только тут дошло, что можно было просто подождать полгода и вызвать мужа по программе воссоединения семьи, однако сейчас такой финт ушами уже бы не прокатил, я имею в виду, если бы он из лагеря вернулся бы в Россию по своей воле. Оставалось продолжать делать хорошую мину при плохой игре. Проблема только в том, что он мог просидеть там еще неопределенный срок, после которого отправился бы домой. Я на тот момент уже нормально зарабатывала и смогла позволить себе хорошего юриста. Знакомый посоветовал мне международную компанию Paterton Immigration, сказал, что они берутся даже за самые сложные случаи.

Я поговорила с выделенным для моего дела юристом. Что ж, как и ожидалось, дело оказалось сложное. Он предложил доказать, что я в свое время подала на рабочую визу в Нидерланды тоже из-за политических преследований со стороны государства, а когда я уехала, мужа стали прессовать гораздо сильнее. У нас получилось доказать, что я владею анонимной страницей в ЖЖ с текстами оппозиционной направленности против российского правительства, и якобы за это нас и преследовали.

Потребовалось полтора месяца, чтобы собрать все данные, дождаться суда (как писали на форумах, это еще очень повезло, что дело рассмотрели так быстро, я думаю, так получилось из-за помощи юриста). Но дело мы выиграли! Мужа отпустили, правда, под мое содержание до тех пор, пока не устроится на работу, мне было все равно, мы снова вместе.

Статус беженца, Нидерланды

Иностранный гражданин имеет право на получение статуса беженца (asiel) в Нидерландах, если у него имеются веские основания опасаться преследования в своей стране. Основанием для преследования могут быть: расовая, религиозная или национальная принадлежность, членство в особой социальной группе, а также политические взгляды. Преследование, направленное против женщин, а также преследование из-за сексуальной ориентации, также может быть основанием для предоставления убежища в Нидерландах.

Как преследование со стороны местных властей, так и со стороны иных лиц, например, вооруженных формирований или членов семьи, могут стать основанием для предоставления убежища в Нидерландах.

Преследование должно носить индивидуальный характер. Страх быть подверженным преследованию должен также являться причиной того, что иностранный гражданин не желает возвращаться на родину, где власти не могут или не хотят защитить его от преследований.

Вам не будет дано убежище, если Вы можете найти защиту у властей на родине или переехать в безопасный регион Вашей страны. Общие экономические проблемы на родине также не могут служить основанием для предоставления вида на жительство в Королевстве Нидерланды.

ПРОЦЕДУРА ПОДАЧИ ЗАЯВЛЕНИЯ О ПРЕДОСТАВЛЕНИИ УБЕЖИЩА

Обратиться с заявлением о предоставлении убежища иностранный гражданин может во время прохождения пограничного контроля по прибытии в аэропорт Королевства Нидерланды.

Процесс рассмотрения заявления начинается с установления личности Заявителя и наличия оснований для подачи заявления и других вопросов, существенных для принятия решения. Иммиграционный офицер запишет личные данные беженца, возьмёт отпечатки пальцев и сфотографирует его. Беженцу важно быть точным при сообщении информации о членах его семьи, поскольку это будет принципиальным моментом, если беженец получит разрешение на проживание и захочет, чтобы его семья приехала в Нидерланды.

Также иммиграционная служба проверяет наличие у Заявителя каких-либо веских оснований для получения статуса беженца и не прибыл ли он из какой-либо «безопасной» страны (Дублинская конвенция).

После первого разговора с сотрудником иммиграционной службы, лицо, запросившее убежище в течение 48 часов будет извещено — будет ли его дело рассматриваться далее. В случае если будет принято положительное решение, то через некоторое время проситель убежища будет вызван на интервью. Во время первого интервью, если необходимо, иммиграционные власти предоставляют бесплатного переводчика. Обычно интервью вместе с переводом проходит полтора — два часа.

К сожалению, многие беженцы не осознают важности первого интервью. На самом деле именно этот этап рассмотрения Вашего дела самый важный. Вы должны как можно более подробно объяснить причины Вашего бегства из страны своего происхождения. И в том случае, если во время этого интервью не будет полно и подробно записана вся имеющаяся информация, у Вас останется мало шансов это исправить, поскольку при дальнейшем разбирательстве дела будет приниматься во внимание, прежде всего, протокол этого первого интервью. И потому Вам необходимо сообщить все детали и настоять на том, чтобы они были записаны в протокол. В противном случае, подробности, которые Вы сообщите позднее, будут отвергнуты как «усиливающие» (но не дающие новой информации) аргументы.

Материалы интервью, анкеты и заявление о предоставлении убежища составят основание для рассмотрения возможности предоставления убежища.

Если у Вас есть доказательства причин и событий, заставивших Вас покинуть родину, принесите их с собой. Вы можете принести с собой любые доказательства, подтверждающие тот факт, что Вы подвергались преследованиям.

Ожидать решения по Вашему делу Вы будете в одном из лагерей для беженцев, которые расположены во многих населенных пунктах Нидерландов.

После подачи заявления о предоставлении убежища органы власти Королевства Нидерланды начинают относиться к Вам как к «лицу, ищущему убежища».

В случае положительного решения лицу, запросившему убежище, предоставляется временный вид на жительство в Нидерландах. Это означает, что лицо, запросившее убежище, временно (до 3 лет) может находиться на территории Королевства Нидерланды, пока нуждается в защите.

Лица, получившие вид на жительство в Нидерландах, могут работать, имеют право на жилье, право на бесплатное (финансируемое государством) обучение, а также и на воссоединение семьи. Если по истечении трёх лет иммиграционные власти Королевства Нидерланды определят, что беженец по прежнему нуждается в защите, ему будет предоставлен постоянный вид на жительство в Нидерландах.

В случае если после интервью принимается отрицательное решение, иностранный гражданин может обжаловать отказ в судебном порядке, но ожидать ответа суда он должен за пределами Королевства Нидерланды. Это одно из основных изменений закона об иностранцах Королевства Нидерланды.

Отрицательное решение может быть принято в следующих случаях:

  • если беженец повторно подаёт заявление после того, как получил отказ при первой подаче;
  • если беженец был в другой стране, которая входит в состав стран Европейского Союза, перед тем, как приехал в Нидерланды, и иммиграционная служба смогла это доказать;
  • если беженец приехал через «безопасную страну» или страна его проживания считается «безопасной»;
  • если заявление выглядит как очевидно необоснованное (например, если в заявлении не обнаружено серьезных нарушений прав человека).

В случае если Заявитель приехал в Нидерланды через третью «транзитную» страну, которая соответствует нормам так называемой «безопасной» страны его пребывания, органами Королевства Нидерланды обязательно будет рассмотрен вопрос о передаче беженца в эту страну, на основании Женевской Конвенции по правам человека.

Рассмотрение заявления о предоставлении убежища может занять от полугода и более. Во время рассмотрения дела беженцы проживают в лагерях для беженцев, где получают бесплатное питание и денежные средства на мелкие расходы. Если рассмотрение дела затягивается более чем на три месяца, Заявитель получает право на работу.

Если ситуация на родине беженца изменится в лучшую сторону или окажется, что беженец более не нуждается в защите, ему будет отказано в пребывании на территории Нидерландов и он будет обязан вернуться в страну, из которой прибыл в Нидерланды.

Существует возможность обжалования отрицательного решения в суде. В случае подачи апелляции и обжалования решения иммиграционных властей в суде Нидерландов, требование покинуть страну временно будет приостановлено и беженец будет иметь возможность ожидать решение суда на территории Королевства Нидерланды.

В случае если суд отклоняет апелляционную жалобу, то беженец может обратиться с жалобой в Государственный Совет Королевства Нидерланды (De Raad van State), но решение этой судебной инстанции он должен ожидать уже за пределами страны.

Если же Государственный Совет Королевства Нидерланды признает жалобу обоснованной, то заявление о предоставлении убежища будет рассматриваться заново.

Отрицательное решение Государственного Совета Нидерландов означает, что эта инстанция согласна с мнением предыдущего суда и иностранный гражданин не имеет права на получение статуса беженца, а соответственно и вида на жительство в Нидерландах.

ОКОНЧАТЕЛЬНЫЙ ОТКАЗ, ДЕПОРТАЦИЯ

После получения окончательного отказа по Вашему делу, Вы обязаны в течение четырех недель покинуть Нидерланды. По истечении этого срока, Вы больше не имеете права на материальное обеспечение и проживание в лагере беженцев, предоставляемом государством. Вам необходимо самостоятельно позаботится о том, чтобы вовремя покинуть Нидерланды.

По желанию, Вы можете обратится за помощью в Интернациональную Миграционную Организацию — IOM. Если у Вас нет средств на перелет, Вас обеспечат билетом в один конец. Если Вы отказываетесь возвращаться на родину, то Королевская Жандармерия (Koninklijke Marechaussee) при взаимодействии с полицией по делам иностранцев, может провести Вашу депортацию из Королевства Нидерланды в принудительном порядке.

Полиция по делам иностранцев и Королевской Жандармерии, в целях выявления нелегально находящихся в стране иностранных граждан, имеет право на уличный контроль и изъятие документов у подозрительных лиц. Она также имеет право арестовывать транспортные средства, изымать транспортные и удостоверяющие личность документы. Подозрительных лиц разрешается задерживать для допроса. Кроме того, полиция имеет право на обыск жилья без согласия хозяев при подозрении, что там могут находиться нелегально пребывающие в стране иностранцы.

В случае если у Вас есть какие-либо дополнительные вопросы, обратиться за консультацией к нашим специалистам, Вы можете предварительно записавшись на приём или можете заказать данную услугу на нашем сайте.

Announcement

Forum Topic List

  • Join Date: Nov 2009
  • Posts: 1417

Убежище в Голандии.

Если Вы решили иммигрировать в Голландию и выбрали способ для достижения этого как «запрос убежища», то Вам необходимо знать как правильно сделать запрос на признания Вас беженцем, куда надо обращаться и что Вы можете встретить на своем пути.
Сразу хочу объяснить, что запрашивать можно убежище не только по политическим мотивам. Вас могут «преследовать» на родине по национальным или расовым признакам; что Вы приверженец другого вероисповедания; как представителя меньшинства и так далее. Главное, что бы Вы не запрашивали убежище по гуманитарным причинам: малая зарплата (или отсутствие таковой), плохие социальные условия, наличие болезней (плохое медицинское обслуживание), плохие жилищные условия и тому подобное. Это гарантирует моментальный отказ Вам властями страны, где Вы подаете ходатайство о предоставлении убежища.
Но вернемся к Голландии.
Если Вы приехали в Голландию как все нормальные беженцы кузове грузовика, на подводной лодке, потеряли сознание в своей стране, а очнулись в Голландии, Вас выбросили с парашютом с высоты 10000 километров), то Вы должны обращаться в приемный пункт в городе Тер Апель. Хотя городом его назвать трудно, так, деревня. И пункт по приему беженцев находится не в самой деревне, а в километрах четырех от окраины. Идти придется пешком, так как автобусы до данного пункта не ходят. Найдя данное сооружение , Вы должны обратится к «постовому» — человеку, который сидит в будке, возле шлагбаума.

Он свяжется с «центром» и после недолгого ожидания, пропустит Вас к зданию, где на входе Вам снова придется задержаться у приемного окна. Там заберут у Вас документы, свяжутся по рации еще раз с кем-нибудь и после непродолжительного ожидание придет охранник и проводит Вас в зал ожидания. Уже в зале ожидания у Вас заберут все вещи и закроют их в отдельную комнату. В зале ожидания находятся кофе-чай-шоколад-капучийные аппараты, где Вы можете взять эти напитки. Утром и в обед приносят бутерброды с колбасой и сыром, а так же молоко. Вечером Вас накормят быстроразогревающейся пищей в специальных пластиковых упаковках (на подобии как дают в самолетах). Еда средней паршивости, но есть можно. Если Вы уже не первый раз в Тер Апеле (то есть уже запрашивали убежище и жили в Голландии), то Вас могут выпустить вечером за пределы приемного пункта и Вы можете купить себе еды в магазине. Правда, пилить до него нужно 6-7 километров. Но заносить на территорию можно далеко не все, Вас обязательно проверят(вплоть до содержания карманов). В зале ожидания можно просидеть очень долго (зависит от количества людей). Можете даже там провести первую ночь (что происходит очень редко), там имеются комнаты с кроватями. И вот, после продолжительного ожидания, за Вами приходит работник Vreemdeling Politie (полиции по иностранцам), Вы берете все свои вещи и идете в отдельную комнату, где пару людей начинают с Вами процедуру регистрации. Сперва заполняется анкета, где Вы указываете свои данные (ФИО и все остальное). Разговаривать Вам приходится на «общеразговорных» языках: английском, немецком, французском. Начинают полностью шмонать Ваши вещи (сумки, чемоданы, карманы). Часто заставляют полностью раздеться. И проверяют вашу одежду на предмет… Да фиг его знает, что они ищут. Сканируют на сканере все, что может указать, что Вы были еще в какой-нибудь стране в Европе .

ПРАВИЛО ПЕРВОЕ: Перед тем как идти, запрашивать убежище, проверьте все свои вещи на наличия компромата (чеков, бирок и тому подобного). Если у Вас находят что-либо, что может указывать, что Вы были в другой стране Европы, то ОЧЕНЬ большая вероятность, что Вы попадете под Дублинское соглашение, и вполне вероятно, что Вас отправят в эту страну (не сразу конечно, это может длится до 6 месяцев и более).

Проверив Ваши вещи, Вас отводят в другую комнату, где Вас фотографируют. Попросив тщательно помыть руки, снимают Ваши отпечатки пальцев. Сначала одного пальца на специальном приборе, который подсоединен к базе данных и может сразу указать, запрашивали ли Вы убежище ранее где-либо. Скорее всего, он подсоединен к базе системы «Евродак». Потом уже снимают отпечатки пальцев обычным методом, при помощи «чернил» и бумаги. После всей этой процедуры, Вы забираете свои вещи и Вас отводят в другой зал ожидания. Там Вы должны ожидать, когда сотрудник IND (Immigratie en naturalisatie dienst – Служба иммиграции и натурализации) соизволит с Вами встретится. Если Вам повезет, то это произойдет в этот же день, но может и на следующий. Вас вызовут на первое интервью, где Вы должны рассказать более подробно Ваши данные(ФИО всех – отца, матери, сестер, братьев, их адреса, дату и место их рождения). Так же Вы должны рассказать, как Вы попали в Голландию (то есть дорогу, как Вы добрались). Причем спрашивать будут очень подробно: где садились, во сколько это происходило, какого цвета была машина(автобус, фура), где Вы сидели, сколько человек ехало вместе, какой национальности, и так далее. Если Вы не один, а с семьей, то интервью будет проходить у каждого индивидуально. У детей старше 14 лет тоже проводят интервью. Могут проводить одновременно (в разных комнатах). Если по очереди, то Вам не разрешат встретиться с другими, пока у них не пройдет интервью. Это делается, что бы Вы не смогли передать другим нюансы, которые произошли во время интервью, что бы не смогли согласовать свои действия и рассказ. По этому…

ПРАВИЛО ВТОРОЕ: Обязательно перед тем, как идти запрашивать убежище, сядьте и запишите «дорогу» во ВСЕХ ПОДРОБНОСТЯХ. Когда, где, во сколько, сколько. Записывать нужно ВСЕ! Где сидел, кто рядом сидел, в какой одежде, сколько раз останавливались, чем питались, где ходили в туалет. Нужно продумать все. Далее необходимо проверить все, что записали еще раз. Откорректируйте. Отдайте всем, кто с Вами едет вместе, чтобы они это ЗАУЧИЛИ НАИЗУСТЬ!

Беженцы в Голландии

Существует легальный въезд в Голландию без предварительного получения визы. Информация через e-mail: info@alpary.net

Нидерланды, имеющие солидный экономический потенциал и испытывающие в настоящее время нехватку рабочей силы в целом ряде отраслей, очень привлекательны для иммигрантов со всего света. Согласно распространенным здесь данным Центрального бюро статистики, с 1995 года их количество резко выросло и в прошлом году составило свыше 130 тыс человек. Как свидетельствует ежегодный доклад Службы иммиграции и натурализации при министерстве юстиции Нидерландов, в 2000 году в страну прибыли почти 44 тысяч «просителей» политического убежища. В 1999 году их было 39,3 тысяч человек. По этому показателю за прошлый год Голландия уступает среди стран ЕС лишь таким крупным государствам, как Великобритания и Германия. Наибольшее количество беженцев, перебравшихся в Нидерланды, — выходцы из Афганистана, Югославии, Ирана и Ирака. В прошлом году, говорится в письме министра по делам сотрудничества и развития Эвелине Херфкенс депутатам второй палаты национального парламента, Голландия выделила офису Верховного комиссара ООН по делам беженцев 51,3 млн. евро — больше, чем какая-либо другая страна ЕС. Помимо этого Нидерланды предоставили из госбюджета на период 2000-2001 годы 2 млрд. гульденов (1 доллар равен примерно 2,5 гульдена) для приема лиц, обратившихся за предоставлением политического убежища.

Пожив чуток в Голландии, могу ответить утвердительно про иммиграцию туда.
1) Самые драконовские иммиграционные законы в мире — в Голландии! Легче получить статус беженца в Японии чем в Голландии.
2) Черных там — тьма! Даже в Лондоне черных меньше чем в Амстердаме.
3) Экономика + социал + уровень жизни — Голландия №1 в мире.
4) Язык — голландский. Очень похож на немецкий, но намного тяжелее.
5) Климат — как в Питере. Серое небо, дождик . . .
6) Самый вкусный сыр в мире — голландский!
7) Кого видно за километр — «совков». Если идет армия в «коже», — это не парад неонацистов, и даже не митинг гомосексуалистов и садистов, — это только русские туристы.
8) Те граждане, которым повезло получить статус беженца в Голландии — будут жить в тааааааааааааааком райййййййййййоне да с тааааааакими соседями — что будет огромное желание покинуть —— эту самую Голландию. Из этой ямы практически невозможно выбраться, особенно тем — кто хочет сидеть на вэлфере вечно.
9) Проблема в том, что видя из «совка» жизнь гульденов по телевизору — он (совок) думает, что стоит ему приехать в Голландию и попросить статус беженца, и когда дадут ему этот статус (хе-хе-хе, точно не дадут) то его жизнь будет как у голландцев, которых он видел раньше по телеку.
Вывод: а в Израиле лучше.
Ни в Голландии, ни в Германии, ни в Канаде нет такой проблемы (цены на продукты). Даже безработные на пособии не голодают. А у работающего расход на продукты на 1 взрослого составляет меньше 8% от его средней зарплаты. Если работают двое, то на троих (включая ребенка) уходит %12-15 семейного бюджета, а то и меньше.

Для всех, кто решил иммигрировать через запрос политического убежища, а также для тех, кто находится в Федеральном Розыске, либо кого могут объявить в Федеральный Розыск. Мы решим Вашу проблему. 27 лет успешной работы. Огромные архивы. У наших клиентов не бывает отказов. Гарантия! Получите резиденцию (ПМЖ) без возможности экстрадиции. Никто кроме нас решить Вашу проблему не сможет.

Ниже по ссылке список экстрадированных из разных стран. Обратите внимание на перечень стран, из которых были экстрадированы россияне: (прямая ссылка)

Беженцы в Голландии

В жанре кала
102385 128

«Странно, что это случилось со мной трезвым»
55957 25

Ужель та самая
48199 39

Как получить российский паспорт, если вы не Депардье
35345 21

Поле битвы после победы
21819 29

О своей борьбе за российский паспорт Openspace рассказали эколог из Молдавии, предпринимательница из Казахстана и пилот воздушного шара из Франции.
Полина Еременко

35345 21

В последнее время депутаты все чаще удивляют нас решениями, которым трудно найти логическое объяснение. Но так ли необходим разум для принятия решений? Исследования показывают, что сложные решения часто принимаются вообще без участия сознания.
Анна Фенько

16647 2

О халатном исполнении пресс-секретарем Президента РФ Песковым своих должностных обязанностей, граничащем с прямым вредительством.
Бдительный гражданин

10258 10

Неделю представляют сибирский кот, бельгийские полицейские и случайная прохожая.
openspace

10110 5

О милых странностях российского терроризма.
Дмитрий Быков

13924 19

Геополитические последствия демарша главы «Ив Роше Восток».
Леонид Лялин

4451 6

Сочи хочет в Берлин

Как спасти Олимпиаду и не потерять время.
Дмитрий Камышев

3231 3

Знаменитые британцы о возможностях местного образования
openspace

3593 1

0,7 литров алкоголя убивает нобелевского лауреата

Что нужно есть, чтобы поумнеть.
openspace

9207 5

Как выглядит экстатическая сторона в религиях мира.

3663 1

Вера или власть?

Почему в наши дни религия вытесняет светскую идеологию.
Алексей Цветков

4625 4

«Успешный чиновник — тот, кто умеет решать вопросы»

Ученый общался с чиновниками три года и рассказал о том, что это за зверь такой.
Записала Мария Долгополова

6003 4

Ответ Дмитрию Быкову, считающему, что после ухода Путина оппозиционеры станут комическими персонажами.
Илья Клишин

11855 19

Умеете ли вы думать по-иностранному?

Проверьте, способны ли вы петь с чужого голоса.
openspace

12408 20

Где еще недозакрутили депутаты.
openspace

6160 7

Бремя русского человека

«Долгая счастливая жизнь»: очень важный фильм Бориса Хлебникова.
Антон Долин

8301 7

Пан, который попал

История о том, как из-за вывихнутого пальца пристава, бессонницы, дорожной аварии, самолета в Японию и пикировки со следователем альтиста Александра Пана упекли в психушку.
Ксения Леонова

11178 13

Что общего у секретного сирийского НИИ, разбомбленного израильской авиацией в ночь на 30 января, и смерти заложников в Театральном центре на Дубровке в 2002 году.
Алексей Алексеев

11118 4

В каком виде протестуют жители Сан-Франциско.
openspace

7697 2

Посмертное правосудие — от трагедии до фарса и обратно.
openspace

2310 1

«Путин — мягкий душой»

Что увидели и услышали в Волгограде европейские журналисты.
Елизавета Замыслова

4815 17

Попробуйте догадаться, где произошли столь выдающиеся события.

3647 10

Чего добиваются открытые геи, разоблачая скрытых.
Иван Шекин

20706 8

Случай в Сталинграде

Чем грозит выкапывание имени Сталина.
Олег Кашин

14874 17

Openspace отвечает на вопрос, как называть «Единую Россию».
openspace

4406 7

О попытках внутренних врагов подорвать единство «Единой России» и вернуть страну в лихие 90-е.
Бдительный гражданин

4319 11

Мы проиграли суд, но дело не в этом. А в том, что в подобной ситуации может оказаться любой усыновитель, и государство считает это нормальным.
Даниил Желобанов

4994 1

Неделю представляют столетний лавочник, неудачливый топ-менеджер и другие.
openspace

16486 9

А ваш работодатель следит за вами?

Почему о неприкосновенности частной жизни давно пора забыть.
Записала Мария Долгополова

10521 8

Что будет с Россией, после того как Путина не станет.
Дмитрий Быков

21819 29

назад Главное за неделю вперед
17-24 ноября

Фотограф Сергей Новиков совершил виртуальное путешествие по российским городам с помощью сервиса «Панорамы улиц» на «Яндекс.Картах».

О братьях Стругацких и пафосе бессмысленных усилий.

«До начала этого эксперимента я ездила на работу на троллейбусе»

Эксперимент с платными парковками в центре Москвы, начавшийся 1 ноября, пока привел только к недовольству жителей.

За Путина — нельзя, за геев — можно

Московская мэрия встала на скользкий путь логики.

Казахские беженцы добиваются убежища в Голландии

Группа беженцев из Казахстана больше двух лет живет в Голландии, пытаясь получить политическое убежище. Суд приостановил их депортацию, но их дело еще не закрыто в связи с действиями миграционных властей этой страны.

Мужчина, который представился как Нурболат Шакиев из Южного Казахстана, проживает в Голландии в лагере для беженцев. Он скрывает свою фамилию, поскольку в Казахстане у него есть семья и он боится за ее безопасность.

Нурболат Шакиев говорит в интервью Азаттыку, что на родине подвергался преследованию за свои религиозные убеждения. По его словам, после того, как он и несколько других мусульман перестали ходить в мечеть, подконтрольную Духовному управлению мусульман Казахстана, на них навешали ярлык «ваххабитов» и «террористов».

Нурболата Шакиева, его племянника и некоторых других верующих, как они, по его словам, начали вызывать на допрос в силовые органы.

— Сразу прямо сказали: «Вы против власти». Начали угрожать: «У вас будут проблемы», — говорит Азаттыку Нурболат Шакиев.

Он утверждает, что немало из тех, кто не признает местные мечети, проводили религиозные обряды небольшими группами у себя дома, так они и попали в поле зрения правоохранительных органов.

Нурболат Шакиев говорит, что решил уехать из Казахстана с родственниками после ареста нескольких мусульман из его общины. «Нас не успели посадить», — говорит Нурболат Шакиев.

В БЕГАХ

К миграционным властям Голландии с просьбой о политическом убежище Нурболат Шакиев с родственниками обратился в аэропорту Амстердама в мае 2012 года. В день прибытия из Казахстана. Неделю их продержали в закрытом лагере для беженцев, затем перевели в открытый лагерь. Их здесь кормят, предоставляют ночлег, выдают еженедельное пособие в размере около 30 евро на человека.

В ноябре 2012 года миграционная служба Нидерландов отказала им в предоставлении политического убежища.

У голландских властей, по словам Нурболата Шакиева, сложилось ошибочное впечатление, что Казахстан — это богатая и свободная страна.

— Мы им говорим: нам богатства не надо, у нас были квартиры и машины — всё было. Там опасно, поэтому мы и уехали. Про Россию знают, а про Центральную Азию ничего там не знают, — говорит в интервью Азаттыку Нурболат Шакиев.

Спустя почти год казахские беженцы подали повторное прошение о предоставлении убежища, но им вновь отказали, мотивировав тем, что якобы они «не сумели убедить их в преследовании на родине». Миграционная служба Голландии издала приказ с требованием, чтобы в течение короткого времени граждане Казахстана покинули территорию Голландии.

Их депортация была приостановлена решением суда голландского города Мидделбург от 24 июля. По словам Нурболата Шакиева, адвокату удалось убедить судей в том, что в Казахстане им не гарантировано справедливое правосудие. У представителей миграционной службы Голландии тем не менее есть возможность обжаловать это судебное решение.

После суда, как говорит Нурболат Шакиев, ему и его родственникам предоставили отдельную квартиру в городке, где находится лагерь для беженцев. Опять же из соображений безопасности он не называет город, в котором сейчас живет.

Нурболат Шакиев утверждает, что он и его родственники были единственными казахами в лагере для беженцев в Голландии. Читателям Азаттыка известна судьба других казахских религиозных беженцев в Европе, в частности в Чехии. Более 200 граждан Казахстана вместе с детьми — приверженцы консервативного течения ислама — в течение нескольких лет находятся в чешских лагерях для беженцев под угрозой принудительной депортации на родину. Некоторым из них удалось получить временное убежище. Кое-кто из них покинул пределы Чехии в поисках убежища в других странах Европы.

КОММЕНТАРИЙ ПРАВОЗАЩИТНИКА

Председателю Алматинского Хельсинкского комитета Нинель Фокиной знакома религиозная ситуация в Казахстане, при которой нередки преследования именно за религиозные убеждения. И эту ситуацию порождает, по ее словам, прежде всего, казахстанское законодательство.

— Сравните два закона о религиозной деятельности: старый и новый. Старый закон назывался «О свободе вероисповедания и религиозных объединениях», новый закон имеет название «О религиозной деятельности и религиозных объединениях». Как видим, в названии нового закона исчезло понятие «свобода», — говорит Нинель Фокина.

И это – не игра слов, поскольку, как говорит Нинель Фокина, свобода исчезла не только из названия, но и из духа и содержания нового закона о религиозной деятельности:

— Теперь верующим нельзя молиться вне мечетей, храмов, церквей и других специально отведенных для молитвы местах. И если верующие собираются вне этих мест, например на дому, группами по три – четыре человека, то получается, что они при этом автоматически нарушают закон.

Правозащитница считает, что закон о религиозной деятельности способствует действиям силовых органов, направленным на ущемление религиозных свобод гражданина.

— К тем, кто небольшими группами совершают молитвы на дому, могут нагрянуть полицейские, сотрудники местных органов и так далее, чтобы составить протокол. И если при старом законе это было незаконно, то при новом законе подобные действия осуществляются уже на «законных» основаниях, — говорит Нинель Фокина.

Нынешний закон позволяет создавать религиозные объединения лишь при наличии 50 и более верующих. Свободы вероисповедания как таковой нет; за нее наказывают, если верующий в частном порядке совершает обряды, заключила Нинель Фокина.

Казис ТОГУЗБАЕВ

Полковник запаса Казис Тогузбаев после окончания военной службы занялся журналистикой, увлекся фотографированием. Работал в оппозиционных газетах «Сөз» и «Азат», вёл блог на сайте kub.info, где размещал свои фоторепортажи, один из которых — о насильном выселении жителей поселков Бакай и Шанырак близ Алматы.

В январе 2007 года Казис Тогузбаев был награжден премией «Свобода» за вклад в продвижение демократических ценностей в Казахстане. С сентября 2008 года Казис Тогузбаев работает корреспондентом Азаттыка – Казахской редакции Радио «Свободная Европа»/Радио «Свобода».

Обсудить статьи Казиса Тогузбаева можно в Facebook’е, Твиттере. Казиса Тогузбаева можно найти также в сетях «ВКонтакте», «Одноклассники», «Мой мир».

В Нидерландах беженец, напавший с ножом на американских туристов, получил 26 лет тюрьмы

Выходец из Афганистана, который в прошлом году тяжело ранил двух туристов из США на центральном вокзале Амстердама, приговорен к 26 годам и восьми месяцам тюремного заключения. Соответствующее решение вынес в понедельник окружной суд Гааги, передает ТАСС.

Беженец по имени Джавед С. (его фамилия не называется в целях безопасности. — Прим. ТАСС) был признан виновным в попытке убийства с террористическими целями и угрозах сотрудникам правоохранительных органов. По убеждению судей, он приехал в Нидерланды из Германии, «чтобы убить как можно больше людей». «Существует реальная угроза рецидива, а обязанность суда заключается в том, чтобы защитить общество», — подчеркнули в суде, вынося максимально суровый приговор.

31 августа 2018 года Джавед С. напал с ножом на центральном вокзале Амстердама на двух людей, которые оказались выходцами из США. Для нейтрализации нападавшего полиции пришлось применить огнестрельное оружие, ранив его в ногу. При этом двое сотрудников правоохранительных органов, которым преступник угрожал ножом, получили психологические травмы, пишет NU.nl.

Оба пострадавших туриста выжили, однако получили серьезные ранения. По прогнозам врачей, один из американцев, раненный в спину, скорее всего, останется прикованным к инвалидному креслу на всю жизнь.

Сам нападавший ранее в суде объяснял свое поведение желанием убить «неверующих и жестоких людей». Он также говорил, что его целью были голландцы, а не американцы.

В ходе процесса мигрант прошел медицинское обследование, по результатам которого у него не было диагностировано никаких психических расстройств.

Решением суда Джавед С. также должен выплатить 2,6 млн евро компенсации пострадавшему, оставшемуся прикованным к инвалидному креслу. Другому пострадавшему, у которого была повреждена артерия, положена компенсация в 38 тыс. евро. В случае отсутствии возможности выплатить данную сумму беженец должен будет провести дополнительно еще один год в тюрьме, что, однако, не отменит его обязательств перед пострадавшими.

Ранее в голландской прокуратуре отмечали, что Джавед был убежден, будто в Нидерландах «постоянно происходит оскорбление пророка Мухаммеда, Аллаха, Корана и ислама». Задержанный среди всего прочего упомянул крайне правого голландского политика Герта Вилдерса, который объявил о конкурсе рисунков с изображениями пророка Мухаммеда.

Нападение на вокзале в Амстердаме стало первой атакой радикального исламиста в Нидерландах за 14 лет. Предыдущий теракт в Нидерландах совершил в 2004 году мусульманский фанатик Мохаммед Буйери. Он зарезал 47-летнего кинорежиссера Тео Ван Гога. После перестрелки с полицией Буйери, имевший двойное гражданство — Нидерландов и Марокко, был схвачен. В 2005 году суд приговорил его к пожизненному заключению.

Угрозы в адрес Тео Ван Гога со стороны последователей ислама посыпались после того, как он снял 10-минутный фильм «Покорность», рассказывающий о страданиях мусульманских женщин, которые подвергаются телесным наказаниям и унижению.

Голландия — другая Россия

В четверг в Нидерландах покончил жизнь самоубийством российский оппозиционный активист, который приехал просить политическое убежище

Фото: «Новая газета»

  • Активист «Другой России» Александр Долматов покончил жизнь самоубийством в Нидерландах, куда уехал после обысков по «Болотному делу» и где пытался получить статус политического беженца. Адвокат Долматова предполагает, что даже в другой стране на его подзащитного оказывали давление российские спецслужбы. «Новая» пытается восстановить цепочку событий.

    После обысков по «болотному делу» активист «Другой России» Александр Долматов пытался получить статус политического беженца в Нидерландах. Месяц назад он перестал выходить на связь, а на прошлой неделе пытался покончить жизнь самоубийством — полиция решила «в качестве меры безопасности» арестовать его. Адвокат Долматова предполагает, что даже в другой стране на его подзащитного оказывали давление российские спецслужбы. «Новая» пытается восстановить цепочку событий.

    Покинуть страну другоросс решил после июньских обысков по «Болотному делу». Сам Александр рассказывал, что после митинга 6 мая на Болотной с ним познакомился странный человек, «возможно, агент», он пытался спровоцировать активиста на участие в сомнительных акциях. Потом Долматов заметил слежку около дома, перестал приходить домой и вскоре покинул страну. Долматов участвовал во многих акциях протеста, работал ведущим конструктором на закрытом ракетном предприятии ОАО «Корпорация «Тактическое ракетное вооружение». Долматов решил просить политическое убежище в Нидерландах. За помощью он обратился в европейскую организацию по борьбе с расизмом United. «Коллеги из России передали, что ему надо помочь, предоставить адвоката, — рассказал «Новой» Гирт Атис, руководитель United. — Наша сеть по всему миру помогает беженцам получить убежище».

    Саша поселился в небольшой комнате в лагере для беженцев в окрестностях Роттердама , где не было русскоговорящих, постоянно сменялись соседи — в основном социальные беженцы, поэтому круг общения Долматова был не очень широк. Он занялся оформлением документов для получения политического убежища. Познакомился с антифашистом Денисом Солоповым, который сам в 2011 году успешно получил статус политического беженца. «Саша сообщал мне обо всех процессах в процедуре получения статуса, сроках, — рассказал Солопов «Новой». — Мы изначально избрали позицию — он должен рассказывать мне обо всем, чтобы кто-то, кроме него, был в курсе». Но в середине декабря связь с Долматовым прервалась: дозвониться до него не мог ни адвокат, ни Денис, на электронные письма Саша не отвечал. «Я думал, что это какая-то апатия, ведь трудно адаптироваться в чужой стране без знания языка, — говорит Солопов. — Я послал официальный запрос от адвокатской конторы, он же еженедельно должен отмечаться в центре помощи беженцам, хотел узнать, куда делся Саша. Не успел получить ответ — пришла весть о смерти».

    Долматов пропал из зоны доступа еще до того, как ему пришел официальный ответ на запрос о предоставлении политического убежища. По словам адвоката Марка Вайнгардена, письмо об отказе пришло в декабре, он переслал его по электронной почте Долматову. Ответа не последовало. «Я отправил ему сообщение, в котором просил приехать в мой офис, но он не объявился. Я отправлял еще письма, звонил — ответа не было», — сказал адвокат. «Мы были готовы к отказу, это нормальная часть процедуры, когда в первой инстанции отказывают. Потом идешь в суд и тебя признают, — объясняет Денис Солопов. — Но выслать человека не так просто, должны быть веские причины для того, чтобы посадить кого-то в тюрьму». Солопов объясняет, что даже после нескольких обжалований человека могут перевести из обычного лагеря для беженцев в детенционный центр: контроль там строже, но в передвижении ограничений нет.

    Однако Долматова сразу перевели в депортационный центр в Роттердаме. Помещение туда — это последний шаг перед экстрадицией, когда выдан окончательный отказ в предоставлении убежища. Долматов же окончательный ответ еще не получил, его адвокат подал в прошлую пятницу апелляционную жалобу. «Я снова пытался дозвониться до Александра, но его номер был по-прежнему недоступен», — сказал Вайнгарден. Где находился Долматов последний месяц — неизвестно.

    Как стало известно позже, в прошлое воскресенье Долматов дважды пытался покончить жизнь самоубийством, но его спасли. Приехавшая к нему полиция постановила: необходимо «взять под надзор» Александра, чтобы «защитить его от него самого». В понедельник Сашу обследовали врачи, но они сошлись на том, что для его собственной безопасности нет необходимости помещать его в тюрьму. «Тогда полицейские сказали: ладно, мы отправим тебя в тюрьму не из соображений безопасности, ты все равно вне закона в Нидерландах, мы отправим тебя в центр, чтобы депортировать в Россию, — объясняет адвокат Марк Вайнгарден. — По моему мнению, это было сделано противозаконно. В пятницу я подал апелляцию, и по закону Нидерландов гражданин может оставаться в стране во время рассмотрения своей жалобы. И конечно, находясь не в депортационном центре». Сашу привезли в центр в среду вечером, поместили в одноместную камеру. По правилам забрали все вещи и средства связи. Денис Солопов поясняет, что депортационный центр — по сути та же тюрьма, где запрещены любые контакты с внешним миром. Однако Саша сумел отправить SMS знакомой, в котором он сообщил о своем местонахождении. «Пока непонятно, как он смог это сделать и он ли вообще отправил сообщение, — говорит Солопов. — Странно, что он послал SMS девушке, с которой виделся всего пару раз, а не близким друзьям. Непонятно, почему он тогда не связался с адвокатом». Вайнгардена об аресте его подзащитного никто не уведомил, не позвонили и из самого центра. Утром в четверг нашли Сашино тело.

    Сейчас специальный комитет проводит расследование, выясняя, должна ли была администрация центра и охранники сделать больше, чтобы предотвратить случившееся. Адвокат считает, что Долматов повесился. Для адвоката остается непонятным, как могло быть совершено самоубийство: в центре было много охраны, предупрежденной о том, что молодой человек предпринимал попытки суицида.

    В разговоре с «Новой газетой» Гирт Атис утверждает, что правительство Нидерландов направило официальное уведомление близким Александра. Однако мать Саши Людмила до сих пор ничего не получила. О смерти сына она узнала от его друзей. «Я не решился говорить это по телефону, попросил друзей приехать к Сашиной маме», — говорит Денис Солопов, который и передал сведения о самоубийстве Долматова товарищам. Они рассказали Людмиле все до того, как информация появилась в прессе. Сам же Солопов узнал о смерти Долматова из пресс-релиза адвокатской конторы, в которой работает адвокат Саши. «Источником информации для матери пока являюсь только я, что само по себе странно», — сказал Солопов.

    Еще одна важная деталь в деле — предсмертная записка. Сейчас она опубликована в открытом доступе. В ней Долматов пишет, что «предал честного человека, предал безопасность Родины». Денис Солопов сомневается в том, что причиной самоубийства послужили личные мотивы: «Я постоянно с ним общался, знал все его контакты досконально — у него в Голландии их было не так много. Я на сто процентов уверен, что это случилось не из-за чего-то личного». Адвокат Долматова Марк Вайнгарден получил письма по электронной почте, но пока не перевел — не знает языка. По почерку ему тоже сложно определить, написано ли оно рукой Саши. Однако он уверен в том, что Александр не находился в состоянии депрессии. «Я думаю, что он очень боялся. Я не знаю чего, но предполагаю, что российских спецслужб и ФСБ». По словам Вайнгардена, Долматов всегда был открытым, шел навстречу, рассказал о конфликтах со службами безопасности в России. «В ноябре я предложил ему обсудить эту тему, но он отмахнулся: «Я не буду больше говорить о российских службах безопасности и людях, которые там работают». Он сказал, что в России орудует криминал, он не хочет сесть в тюрьму. Это показалось мне странным: два месяца назад он свободно и в деталях обсуждал со мной это, и вдруг внезапно — не может». Вайнгарден поинтересовался, не связывался ли кто-то из спецслужб с Александром, на что тот ответил резко отрицательно. «Я заметил, что его поведение существенно изменилось, он перестал смотреть в глаза, стал не таким откровенным». В разговоре с «Новой газетой» Марк Вайнгарден пообещал сделать все возможное для матери Долматова, выяснить все подробности последней недели жизни Александра.

    По словам Вайнгардена, в Нидерландах уже начаты два расследования: полицией и специальным комитетом, который выясняет, что можно было сделать в депортационном центре, чтобы спасти Долматова.

    Посольство России в Нидерландах обратилось к властям страны с требованием незамедлительного и всестороннего расследования происшедшего. В пятницу к посольству Нидерландов в Москве люди несли цветы в память об Александре. Такая же акция прошла у посольства в Киеве. К пикетирующим вышла представитель посольства Серри Виллемс, которая пригласила организаторов акции внутрь и сообщила правозащитникам, что «власти Нидерландов не приступили к расследованию, поэтому говорить, что самоубийство российского оппозиционера не связано с отказом ему в предоставлении политического убежища —преждевременно». Серри Виллемс заявила, что правозащитники и адвокаты могут рассчитывать на содействие посольства при направлении запросов и обращений к властям Нидерландов.

    В предсмертной записке Саша попросил отправить его тело в Россию.

    В Германии и Нидерландах ускоряют процесс адаптации беженцев

    Велосипед как пропуск в Голландию

    Знакомьтесь: Мутеа – сириец. На родине он был менеджером по транспорту, организовывал перемещение тысяч грузовиков, которые перевозили нефть через пустыню. Сегодня Мутеа – безработный беженец в Нидерландах, он занимается тем, что учит желающих ездить на велосипеде. nnt

    Социологи говорят о “потерянном поколении”: сирийским специалистам высокого класса трудно вписаться в европейский рынок труда.
    nМутеа рассказывает: “Ездить на велосипеде можно практически бесплатно. Это может пригодиться, поскольку общественный транспорт в Нидерландах для нас, беженцев, очень дорог. А еще ездить на велосипеде полезно для здоровья. Так я могу у легко добраться до магазинов, школ и вообще куда угодно. В Нидерландах даже состоятельные люди ежедневно используют велосипеды. Не имеет значения богаты вы или нет, велосипед – он для всех”. nnt

    Интеграция предполагает также изучение писаных и неписаных правил, норм поведения в обществе. Мутеа и его голландская коллега Петра используют велокурсы как возможность больше рассказать вновь прибывшим о местной жизни.
    nПетра поясняет: “Каждый, абсолютно каждый в Нидерландах умеет ездить на велосипеде. Так что через велосипед проще стать голландцем”. nnt

    Саид, выходец из Сомали, прилежно посещает курсы: “В Сомали на улицах очень мало велосипедов и правил езды для них нет, да и вообще там правила дорожного движения иные, чем в Европе. Так что в Нидерландах мы должны выучить их прежде всего из соображений безопасности”.

    Власти Нидерландов меняют подход: теперь мигрантов призывают участвовать в общественных мероприятиях. Мутеа нравится эта идея: он хочет стать полноправным голландцем. nnt

    Уступи дорогу nnt

    А теперь переместимся Германию – страну, принявшую в прошлом году свыше миллиона беженцев. Почти 3 с половиной тысячи вновь прибывших поселились в Билефельде, городе на северо-востоке страны. nnt

    Там мы встретились с Фаресом, выходцем из северной Сирии. Фарес получил разрешение на проживание в Германии, однако здесь не признают его сирийских водительских прав. Подготовиться к пересдаче экзамена ему помогает инструктор Дирк. Фарес хочет в будущем изучать медицину. Права нужны ему, чтобы подрабатывать во время учебы. Немецкий “Красный крест” открыл специальную автошколу для людей с особыми потребностями, в частности беженцев. Фареса до сих пор удивляют немецкие правила и дорожные знаки: “При повороте направо вы обязаны повернуть голову и посмотреть назад – может, из-за машины сейчас выедет велосипед. В моем родном городе в Сирии не было велосипедных дорожек, никаких знаков “Уступить дорогу” тоже не было. Для меня это что-то совершенно новое”. nnt

    Инструктор Дирк уточняет: “Чем дольше мы учимся, тем безопаснее становится езда моих подопечных. Но есть и проблемы. Вот, например, парень откидывается назад и управляет одной рукой. Сдать экзамен таким образом нереально. Управлять одной рукой, возможно, и стильно, но на деле опасно. Представьте, что внезапно на вас выбежит пешеход. Вы же его раздавите! Чтобы достаточно быстро повернуть руль, нужно крутить двумя руками – и никак иначе”. nnt

    Язык мой – друг мой nnt

    Фарес также посещает центр интерактивного изучения языка, который открыли власти Билефельда. На добровольных началах беженцам помогают около двух тысяч жителей города. Немецкий преподается здесь через общение и игру. Фарес говорит по-немецки вполне уверенно. nnt

    Неслучайно: в Германии обучению языку уделяется особое внимание, мигрантам часто предлагают интенсивные курсы. Далее преподаватели смотрят, каковы потребности человека, и корректируют программу. В среднем же беженцам здесь дают 600-900 часов языка, и это больше, чем в других странах ЕС. nnt

    Преподаватель Мари Рамишвили совмещает урок языка с ритмикой: “Мы много работаем с языком тела, а также с картинками. Язык тела, жестикуляция очень важны. Вот почему на занятиях мы с беженцами много двигаемся – учимся стоя в кругу, или сидя на полу”. nnt

    Возвращаемся в Нидерланды. Мутеа усиленно изучает голландский. Местная система предусматривает социальную помощь в виде бесплатных курсов с возможными санкциями, если беженцы не прилагают усилий, пропускают занятия и не прогрессируют.
    nКоординатор курсов Лониа Троост поясняет: “Каждый беженец получает от правительства кредит в 10 тысяч евро на оплату курсов языка. После трех лет обучения, если человек успешно сдаст экзамен, кредит ему списывают. Если экзамен не сдан, что ж, придется возвращать деньги государству”. nnt

    Пятилетку за три года! nnt

    Съемочная группа “Евроньюс” отправляется в Амстердам. Ведущие исследовательские центры, социологи разработали для властей рекомендации по адаптации беженцев. Их объединяет одно – призыв не терять время. На сегодня, по данным специалистов, трудоустраивается лишь каждый третий официальный беженец. nn

    Профессор социологии Годфрид Энгберсен комментирует: “В Нидерландах интеграция беженцев в прошлом была провальной. Я исследовал этот вопрос и выяснил, что прибывшим в страну понадоблюсь 5 лет, чтобы выйти на местный рынок труда. Интеграционный процесс нужно ускорить, ограничив 3 годами”.

    А вот мнение директора муниципального агентства в Билефельде Клауса Сьегерота: “Найти беженцам место на рынке труда очень трудно, часто им не хватает профессиональной квалификации и языковых навыков. Беженцу нужно от 4 до 5 лет, чтобы получить минимальный уровень квалификации. Считать, что за год или два они всему научатся и смогут работать – иллюзия. Не следует обольщаться, это лишь приведет к разочарованиям”.

    Учиться всегда пригодится

    Тем временем Фарес все же нашел работу. В одном из центров для беженцев он помогает новичкам заполнять бланки и документы. Найти работу оказалось довольно легко: Фарес говорит на курдском и арабском, быстро овладел немецким. Его совет беженцу из Сирии Сипану – “учиться, учиться и еще раз учиться”.
    Это действительно поможет приблизиться к мечте?

    Фарес настроен оптимистично: “Все возможно! Когда у вас есть четкая цель, к ней можно приблизиться”.

    Фарес привел нас в местное агентство по трудоустройству. На цветных открытках указаны вакансии – нужен повар, уборщики. В агентстве есть отдел, занимающийся беженцами. Его называют “точкой интеграции”. Фарес пришел сюда после неудачи: университет не принял его документы на медицинский факультет. Что делать?
    Его принимает консультант Анн-Катрин Царфл: “Я понимаю, что вы и дальше намерены добиваться поступления в медицинский вуз. Но если у вас опять не выйдет, советую подумать о профессиональных курсах. Выбор широк – вы можете ухаживать за пожилыми людьми, стать медбратом, фельдшером или ассистентом хирурга. Так вы получите практический опыт и повысите шансы на поступление в университет в следующий раз”.

    В то время как в Германии Фарес получает советы специалиста в государственном агентстве по трудоустройству, в Нидерландах Мутеа получает поддержку в поиске работы от волонтера из неправительственной организации. Симоне сегодня и сама без работы. Но она полна оптимизма и энергии. Женщина рассказывает Мутеа о главном правиле голландской жизни – “сделай сам”.

    Мутеа: “Я хочу вашего совета, вы – местная, знаете менталитет голландцев. Как вы можете помочь мне найти работу”.
    Симоне: “Важно сохранять мотивацию, не опускать рук. Вы на верном пути: смотрите, мы составили различные резюме, добавили им изюминку”.

    Мутеа: “Я хочу стать налогоплательщиком, хочу чувствовать себя гражданином этой страны”.

    Мутеа и Фарес полны надежд и планов. Чтобы ускорить их интеграцию, доступ к рынку труда нужно максимально упростить, говорят специалисты. Умения и потенциал каждого беженца нужно оценить как можно раньше. Особенно когда он, как Фарес, четко представляет свое будущее: “У меня довольно четкие планы. Я стану-таки врачом. Однажды ситуация в Сирии улучшится, и, возможно когда-то в будущем я вернусь на родину работать, помогать моему народу. Именно это я хотел бы сделать”.

    ———————— WEB BONUS FOR INSIDERS PLUS :

    Один из ведущих голландских социологов, специалист по вопросам приема и интеграции беженцев, преподаватель университета Эразмуса, Энгеберсен участвовал в разработке рекомендаций по адаптации и трудоустройству приезжих для властей Нидерландов. Его интервью можно прослушать на английском языке.

    Ссылка на основную публикацию