Преступность в Германии

Беженцы в Германии и уровень преступности: факты и мифы

Молодые мигранты чаще других упоминаются в немецкой криминальной хронике. Но общий уровень преступности в Германии снижается. DW — с подробностями.

В 2017 году число совершенных в Германии преступлений снизилось до самого низкого уровня за последние 25 лет. И хотя субъективные ощущения у жителей страны совсем другие, криминальная статистика Федерального ведомства по уголовным делам (BKA) говорит сама за себя. «Число совершенных в Германии преступлений — 5 миллионов 762 тысячи — самое низкое с 1992 года», — заявил министр внутренних дел Германии Хорст Зеехофер (Horst Seehofer), представляя в начале мая в Берлине последние данные.

А насколько верны распространившиеся сейчас слухи, активно тиражируемые в интернете, что под видом беженцев в Германию хлынул поток грабителей и насильников, которые и портят криминальную статистику в ФРГ? И это оказалось не так. Хорст Зеехофер, который всегда критиковал чрезмерно либеральную, с его точки зрения, миграционную политику канцлера ФРГ Ангелы Меркель, сообщил, что снижение уровня преступности стало следствием общего сокращения числа преступлений, совершаемых как немцами, так и мигрантами, в том числе беженцами.

Какова криминогенная ситуация в Германии

Как объяснить это расхождение в восприятии криминогенной ситуации обществом и СМИ — и реальными цифрами? Некоторые ответы дает представленная в январе 2018 года статистика преступлений по Нижней Саксонии. Это — среднестатистическая федеральная земля, и криминогенную ситуацию в ней вполне допустимо экстраполировать на всю Германию. Статистика охватывает более длительный период с 2014 по 2016 годы, на который пришлось и обострение нынешнего миграционного кризиса в Европе (2015-2016 годы).

Статистика преступлений, совершенных мигрантами в Германии — инфографика

Как говорится в докладе нижнесаксонских криминалистов, подготовленном по заказу федерального министерства по делам семьи и молодежи, число зарегистрированных полицией насильственных преступлений увеличилось в Нижней Саксонии на 10,4 процента. В подавляющем большинстве случаев (92,1 процента) такой прирост вызван беженцами.

Однако, не все так просто.

Криминальная энергия у мигрантов разная

После известных событий в новогоднюю ночь в Кёльне два года назад немецкие СМИ перестали деликатничать с беженцами, совершающими в Германии преступления. Пишут о таких случаях подробно, с деталями, с указанием национальной принадлежности и страны исхода. Глупо из стыдливой политкорректности умалчивать очевидное: мигранты в немецкой криминальной статистике представлены непропорциональное широко.

Это подтверждают и данные нижнесаксонских экспертов: почти каждое восьмое насильственное преступление в этой федеральной земле совершают беженцы, что значительно больше, чем их доля в населении Нижней Саксонии. Тем не менее и вывод о том, что все беженцы обладают более высокой, чем у немцев, криминальной энергией, авторы доклада называют неверным.

Криминалисты объясняют это тем фактом, что в разгар миграционного кризиса в Германию прибыло непропорционально много юношей, а также молодых и одиноких мужчин. А преступников, хулиганов и насильников в возрастной категории юношей и мужчин от 14 до 30 лет — вне зависимости от их национальности — больше, чем в любой другой группе населения.

На беженцев в Германии чаще пишут заявления в полицию

Кроме того, в криминальную хронику беженцы попадают чаще и потому, что потерпевшие охотнее пишут заявления в полицию на представителя другой национальности, чем на своего соплеменника. То есть если, например, серб избил немца или иранец — хорвата.

По данным нижнесаксонских исследователей, треть всех потерпевших от кулаков мигрантов — это либо немцы, либо представитель какой-либо другой, чем у преступника, национальности. Немец же пишет заявление на немца только в 13 процентах случаев, а, допустим, афганец на афганца или сириец на сирийца и того реже — только в одном из десяти.

После массовой драки в одном из общежитий для беженцев в Кальдене (Гессен)

58 процентов женщин, изнасилованных беженцами, правда, немки, но, считают авторы исследования, такая высокая доля объясняется в первую очередь тем, что беженки, подвергшиеся изнасилованию в самих общежитиях для мигрантов, крайне редко обращаются с жалобами к властям.

Впрочем, как раз сирийцы, афганцы, а также иракцы значительно реже становятся «героями» криминальной хроники, чем беженцы, например, из Марокко, Алжира или Туниса. В 2016 году доля выходцев из этих трех североафриканских стран составляла всего 0,9 процента всех мигрантов, зарегистрированных в Нижней Саксонии в качестве соискателей убежища, и 17,1 процента — среди подозреваемых в совершении преступлений.

Одно из объяснений авторы исследования видят в том, что шансы североафриканцев на убежище в Германии — а половина из них это как раз мужчины в возрасте от 14 до 30 лет — практически равны нулю, то есть, не имея перспектив в Германии, им нечего терять.

Бегущие от войн беженцы ведут себя в Германии прилично

Руководитель авторской группы Кристиан Пфайфер (Christian Pfeiffer) в интервью второму каналу телевидения ФРГ (ZDF) привел, в частности, такие цифры. Из всех беженцев, подозреваемых в совершении грабежей, 16 процентов — это выходцы из стран, охваченных гражданскими войнами, то есть, из Сирии, Ирака и Афганистана. Их доля в общей массе беженцев — 54 процента.

Кристиан Пфайфер, руководитель группы исследователей преступности среди мигрантов в ФРГ Кристиан Пфайфер

В то же время 31 процент подозреваемых в совершении таких преступлений — североафриканцы, которых среди беженцев менее одного процента. «Североафриканцам с самого начала дают понять, что шансов остаться в Германии у них нет, — пояснил Пфайфер. — Беженцам же от войн обещают убежище, а потому они и стараются вести себя прилично».

Пфайфер не призывает предоставлять убежище в Германии всем желающим, чтобы снизить уровень преступности среди мигрантов. Его рецепт — выделение крупных сумм на программы репатриации, массированная финансовая помощь североафриканским странам с тем, чтобы вообще лишить их жителей стимула искать лучшей доли в странах ЕС, а также — укрепление контроля на внешних границах Евросоюза.

Молодежная преступность в ФРГ сокращается

Молодые беженцы-мужчины, несомненно, омрачают немецкую криминальную статистику, что в очередной раз подтвердили эксперты из Нижней Саксонии. Вместе с тем нередко звучащие утверждения о том, что Германия вообще переживает разгул преступности, что по вечерам тут стало опасно выходить на улицу, не соответствуют действительности.

Преступность в Германии достигла рекордных показателей

Министр внутренних дел ФРГ представил доклад, показывающий небывалый рост преступности в Германии

Факты. В прошлом году Германия приняла более 1 миллиона беженцев из Сирии, Ирака, а также из Северной Африки и других стран. В докладе, представленном на этой неделе министром внутренних дел Томасом де Мезьером, зафиксирован сильный рост криминальной активности. На 10 процентов больше краж со взломом, чем в прошлом году, на 15 — мошенничества с платежными средствами, на 7 — магазинных краж. Треть преступников — иностранного происхождения: это соотношение из года в год более или менее стабильно.

И финальным аккордом — самый печальный факт: количество политически мотивированных преступлений выросло на 20 процентов. Всего 39 тысяч таких преступлений — абсолютный рекорд с 2001 года, когда Федеральное ведомство уголовной полиции начало выделять «политические», в спектре от ультралевых до ультраправых вандалов, отдельной строкой в статистике.

«Если сравнивать с другими, то Германия все еще остается безопасной страной, — пояснил де Мезьер в процессе представления своего доклада, — но есть регионы, негативные тенденции в которых вызывают озабоченность».

Г-н де Мезьер выражается осторожно, и эта осторожность вот уже больше года как — основополагающий тренд немецкого истеблишмента, озабоченного тем, как бы «не раскачать лодку» и «не разжечь ненависть». Но как бы чиновники ни сглаживали эффект от приведенных цифр, под ковер их уже не спрятать. Цифры говорят о том, что и с немецкой политикой «открытых дверей», и с тем, как она понимается и принимается политически активными гражданами, что-то пошло не так. Налицо противоречие: чем больше мигрантов — тем больше преступлений с обеих сторон, и мигрантов и местного недовольного населения. Как в таких условиях прикажете бороться с преступностью, если сама политика автоматически ведет к ее росту?

ПРЕСТУПЛЕНИЯ МИГРАНТОВ

Все помнят события кельнской новогодней ночи, окрещенной отдельными острословами «ночью длинных рук», когда с заявлениями о сексуальных домогательствах со стороны граждан иностранного происхождения в полицию обратились более тысячи женщин. Чуть менее, но все же памятно и эхо, вызванное этим событием в стране: запутанное дело с возможным изнасилованием девочки российского происхождения Лизы; демонстрации, прокатившиеся по всей Германии; добровольные дружины на улицах Дюссельдорфа.

Тогда и региональные и федеральные власти Германии выбрали самый худший из возможных вариантов реагирования: сначала делали вид, что ничего не случилось вообще (в первые два дня не было официального заявления ни полиции, ни местных властей), потом (когда стало понятно, что замолчать такое событие уже не удастся) принялись «сглаживать углы» и советовать, как это сделала бургомистр Кельна, держаться от незнакомцев «на расстоянии вытянутой руки».

Теперь, реагируя на понятный интерес со стороны журналистов и волнения граждан, пресс-служба Федерального ведомства уголовной полиции выступила с заявлением, должным всех успокоить, но в действительности еще более запутывающим дело.

По их заявлению, преступлений, совершенных беженцами, стало больше, чем в предыдущем году, но «куда меньше, чем этого можно было ожидать». Так, количество самих беженцев по сравнению с 2014 годом выросло более чем вчетверо (на 440 процентов), а количество совершенных ими преступлений — «только» на 79 процентов, менее чем вдвое.

Опустим это «только», ведь имея в виду, сколько среди приехавших несовершеннолетних детей, стариков и кормящих матерей, рост вполне пропорциональный. Даже если опустить это, все равно доводы «федералов» выглядят неубедительными. Беженцев за 2015 год приехало примерно 1 миллион, то есть чуть более 1 процента от всего населения Германии, а количество краж со взломом выросло сразу на 10 процентов. Совпадение? Или местные, отреагировав на появление мигрантов, стали чаще грабить друг друга? Ну, может быть.

Также, по сообщению уголовной полиции, большую часть деяний составляют «нетяжелые преступления»: треть приходится на подделку документов, еще треть — на воровство.

На вопрос о преступлениях сексуального характера полиция просто не отвечает: «Данных пока нет». Но и тут есть своя вишенка на торт: «Преступления, совершенные в новогоднюю ночь в Кельне, не влияют на статистику, поскольку рассматриваются отдельно». О причинах такого особого отношения в заявлении полиции не говорится ничего, но картина складывается вполне определенная: действительность ретушируется и приукрашивается, причем неважно, делает это полиция специально или у нее и вправду «нет данных».

ПРЕСТУПЛЕНИЯ ПРОТИВ МИГРАНТОВ

«Если раньше полиция была уважаемой силой, день и ночь гарантирующей защиту, то теперь ее образ изменился — полицейские все чаще предпочитают лишний раз не проявлять инициативы, семья и личная безопасность для них важнее», — «Тагесшпигель» приводит слова Андрэ Шульца, руководителя Союза работников полиции ФРГ.

Почти 20-процентный рост количества политически мотивированных преступлений — безусловно, главная новость из доклада де Мезьера. Ясно, что граждане, предающие огню приюты для беженцев (количество таких преступлений по сравнению с 2014 годом выросло в 5 раз) или громящие машины и жилища «капиталистов» на 1 мая, — не приезжие.

Значительное количество «политических» преступлений (поджоги, погромы, одиночные избиения), согласно докладу, совершается правыми радикалами в ответ на бесчинства мигрантов. Либеральные СМИ гордо выпячивают эти факты, тем самым как бы принимая приезжих под защиту и укоряя местных в том, что они за более чем 70 лет так и не избавились от «нацистских комплексов».

Проблема в том, что рост политического экстремизма — это всегда закономерный результат политики глобализации, сочетающей правую экономику (капитализм) с левой идеологией (ультралиберализм).

Когда нет общественной дискуссии, когда истеблишмент сознательно маргинализует партии, которые могли бы помочь недовольным добиться перемен легальным путем, когда полиция больше не уважаемая сила, отвечающая за порядок, а о преступлениях мигрантов у нее «нет данных» — всегда появляются люди, считающие своим долгом взять все в свои руки.

Складывается впечатление, что в Германии действует не одно правительство, а два. Одно из них «раскачивает лодку», следуя глобалистской повестке дня и демонтажу национальной государственности. Другое отчаянно пытается спасти Германию и сохранить статус кво.

Проверка фактов: правда ли, что преступность в Германии растет за счет мигрантов?

Поделиться сообщением в

Внешние ссылки откроются в отдельном окне

Внешние ссылки откроются в отдельном окне

Утверждение: Заместитель председателя крайне правой партии «Альтернатива для Германии» (АдГ) заявил, что в прошлом году нелегальные иммигранты в Германии совершили 447 убийств.

Факты: Министерство внутренних дел Германии сообщает, что в 2017 году 27 нелегальных мигрантов совершали либо убийства, либо покушения на убийство, как умышленные, так и непреднамеренные. Число 447 относится к убийствам или попыткам убийства, совершенных всеми соискателями убежища и беженцами, большинство из которых уже находятся в Германии совершенно легально. Общий уровень преступности в Германии идет на убыль, достигнув минимального уровня с 1992 года. При этом преступность среди мигрантов возросла.

За последние несколько недель в городе Хемниц на востоке Германии усилилась напряженность вокруг вопроса о преступности, вызванной наплывом мигрантов.

Крайне правые в этом городе призвали к акциям протеста после того, как в ходе драки 26 августа 35-летний немец получил ножевое ранение, ставшее для него смертельным. По подозрению в этом убийстве были арестованы двое мигрантов — один из Сирии, другой из Ирака.

На следующий день начался контр-протест, организованный левыми активистами и антифа, в рамках которого в центре города прошел концерт и звучали призывы против насилия и ксенофобии.

9 сентября в городе Кётен, также на востоке Германии, прошли одновременно две демонстрации противоположной направленности, организованные как крайне правыми, так и левыми силами. Демонстрации были созваны после того, как в столкновении с выходцами из Афганистана погиб 22-летний немец.

На пике наплыва беженцев и нелегальных мигрантов в Европу в 2015 году более полутора миллиона соискателей убежища прибыли в Германию. На этом фоне в стране стала нарастать антииммигрантская и антиисламская риторика, а также заметно возрос уровень поддержки крайне правой партии АдГ («Альтернатива для Германии»).

Зампредседателя АдГ Беатрикс фон Шторх сказала в интервью Би-би-си: «За прошлый год у нас [в стране] нелегальными мигрантами было совершено 447 убийств».

Права ли она?

Согласно данным, предоставленным министерством внутренних дел Германии, в 2017 году 27 нелегальных мигрантов либо совершили, либо попытались совершить убийство.

Данные о 447 совершенных убийствах, которые привела представитель АдГ, касаются всех просителей убежища и беженцев, большинство из которых уже находятся в Германии на легальном положении.

Всего в Германии в прошлом году под подозрением в преступлениях такого рода оказался 2971 человек — 15% из них это беженцы и просители убежища.

Преступность в Германии

За исключением недолгого периода в середине 2000-х годов уровень преступности в Германии падает с начала 1990-х.

Но этот тренд изменился в 2015 году, как раз в тот момент, когда в страну начали прибывать сотни тысяч нелегальных мигрантов.

В 2014 году полиция зарегистрировала 6,1 млн случаев преступной деятельности. К 2016 году эта цифра возросла до 6,4 млн, но в нее входят и нарушения миграционного законодательства, что, само собой, затрагивает лишь иммигрантов.

Преступления с применением насилия между 2014 и 2016 годами возросли от 180 тысяч до 193 тысяч случаев в год.

За тот же период число убийств возросло на 14.6%, а изнасилований — на 8%.

Однако в 2017 году общее число преступлений, в том числе и нарушений миграционного законодательства, упало на 10%.

Число преступлений с применением насилия между 2016 и 2017 годами упало на 2,5%.

Мигранты и преступность

Партия АдГ утверждает, что массовый приток мигрантов и рост преступности связаны между собой.

Статистика указывает, что с 2014 года доля негерманцев среди подозреваемых в преступлениях возросла с 24% до 30% (за вычетом нарушений миграционного законодательства).

В 2017 году лица, классифицируемые как соискатели убежища, беженцы из зон боевых действий или же нелегальные иммигранты, составляли 8,5% всех подозреваемых, несмотря на то, что они представляют лишь 2% населения Германии.

В том, что касается преступлений с применением насилия, в 2017 году 10,4% всех подозреваемых в убийстве и 11,9% подозреваемых в сексуальных преступлениях были беженцами или просителями убежища.

Анализ статистики, проведенный правительством земли Нижняя Саксония, которая находится на четвертом месте по числу принятых беженцев, указывает, что между 2014 и 2016 годами преступления с применением насилия увеличились на 10,4%.

При этом анализу подверглись лишь те случаи, когда преступник был найден и признан виновным. Выяснилось, что за рост подобной преступности почти полностью ответственны прибывшие в страну мигранты.

Молодые люди и преступность

Криминологи говорят, что демографический состав притока мигрантов играет важную роль.

В 2014 году немцы мужского пола в возрасте от 14 до 30 лет представляли лишь 9% населения Германии, но совершали более половины преступлений.

Среди прибывших в 2015 году просителей убежища молодые люди мужского пола в возрасте от 16 до 30 лет составляют 27%.

«Все зависит от демографии», — говорит доктор Доминик Кудлачек из Криминологического исследовательского центра Нижней Саксонии.

«Как мигранты из стран ЕС, так и беженцы — речь идет о людях моложе среднего возраста в Германии, и преимущественно о людях мужского пола. В каждой стране юноши и молодые мужчины совершают большинство преступлений».

На рост преступности в среде мигрантов и беженцев влияют и другие факторы, указывает доктор Кудлачек.

«Они социально изолированы, они одиноки, и живут бок о бок с людьми, находящимися в таких же условиях и под воздействием тех же факторов риска. Большинство находятся в местах, похожих на лагеря для беженцев, где почти невозможно уединиться, что повышает риск совершения преступлений», — говорит он.

Люди, добивающеися статуса беженца в Германии, сталкиваются со многочисленными бюрократическими проволочками, прежде чем им будет позволено искать работу. Они получают пособие от государства, но его размер ограничен.

По словам доктора Кудлачека, многие из числа совершаемых в этой среде преступлений, особенно насильственного характера, направлены против таких же беженцев, как они сами.

Преступность в Германии

Преступность в Германии

В Германии сократился общий уровень преступности, и выросло количество раскрытых случаев преступлений. Этот вывод следуют из последнего статистического отчета, недавно представленного в Берлине.

В этом году в ФРГ достигли самых высоких показателей раскрытия преступлений и мошенничеств со дня введения в 1993 году обязательной криминалистической статистики. Показатель достиг отметки в 55%, при этом сократилось общее количество правонарушений – 6,39 миллионов, что меньше на 3,6%, чем в прошлом году.

В половине случаев полицейским удается найти правонарушителя. На улицах Германии теперь безопаснее? Да, это действительно так! Как сообщают все те же данные статистического исследования, Германия является одной из безопаснейших стран в мире. Были достигнуты самые низкие показатели в мире по таким видам правонарушений:

  • детская преступность (- 10,9%);
  • юношеская преступность (- 4,3%);
  • кражи и взломы автомобилей (- 14,6%);
  • уличная преступность (- 5,6%);
  • убийства (- 3,4%).

Количество случаев квартирных взломов упало на 11,6%, а велосипедных краж на 5,5%. Число ограблений снизилось на 8%, тем самым достигнув черты самой низкой отметки еще с 1993 года. Несмотря на это, непропорционально высокими стали показатели по компьютерному мошенничеству и преступлениям (выросли на 11,9%), а также в махинациях с кредитами и товарами в интернет-торговле и посылочной сфере.

Число случаев нанесения особо тяжких телесных повреждений выросло более чем на 5%. Впрочем, это необязательно означает возросшее число самих преступлений. В обществе стремительно растет склонность к жестокости и насилию. Наблюдается тенденция к очерствению. Сотрудники полиции сталкиваются с этим на улице каждый день. Как бы то ни было, было отмечено «отрадное сокращение» числа преступлений, которые были совершены иностранными гражданами. Показатель упал на целых 5% – если еще десять лет назад из ста подозреваемых в преступления тридцать оказывались иностранцами, в этом году цифра снизилась до двадцати.

Организованная преступность в Германии с иностранным акцентом

Какова она – организованная преступность в Германии? Кто бы мог подумать, что две трети всех преступлений в ФРГ – дело рук иностранцев. О таком печальном факте сообщает Федеральное ведомство уголовной полиции Германии (далее сокращенно с нем. Bundeskriminalamt – BKA). Как Вы думаете, граждане каких стран виновны в участившихся беспорядках в Германии? О том, с каким иностранным акцентом говорит организованная преступность в Германии, читайте в данном материале Портала «Швейцария Деловая».

Министр внутренних дел ФРГ Томас де Мезьер. Графика: MC1 Chаd J. McNеeley

Иностранцы и организованная преступность в Германии

За последние годы количество правонарушений в Германии, совершенных организацией (более 3 человек), заметно выросло… вот только не совсем по вине немцев. Согласно обнародованной информации BKA, за 2015 год более двух третей всех подозреваемых правонарушителей – а их 8’675 человек – оказались иностранными гражданами!

Часто читаемое по теме: «Беженцы в Европе»

При этом, учитывая, что в ФРГ из 82 миллионов жителей «только» 9,1 миллионов (или около 11 процентов) – иностранцы, то получается, что, статистически выражаясь, на 11 процентов иностранцев приходится совершение двух третей всех уголовных правонарушений.

Кстати, по сравнению с показателями 2014 года сами немцы, наоборот, стали реже нарушать закон.

В данном графике Вы можете наглядно увидеть, граждане каких стран попадали под подозрение правоохранительных органов Германии в 2014 и 2015 годах:

Графика: business-swiss.ch

Если в 2015 году число немцев, вступивших в конфликт с законом, значительно уменьшилось, то подобного же не скажешь об уроженцах Сирии, чья «активность» выросла в два раза (речь идёт в большинстве случаев о так называемых «беженцах»). Также несколько активизировались граждане Литвы и Румынии, которые благодаря свободе передвижений, закреплённой в праве ЕС, могут свободно селиться на немецкой территории. А вот «гости» из Польши и Турции уже стали вызывать меньше подозрений у правоохранительных органов Германии.

Правда, применительно к туркам статистика молчит об одном важном тренде: турки лидируют по числу получения немецкого гражданства. А значит, если получивший паспорт Германии совершает преступление, то он уже числится в поле «немцы».

Наркоторговля и другие «прелести» немецкой организованной преступности

За 2015 было возбуждено 566 уголовных дел, что несколько меньше чем предыдущий показатель: в 2014 году было задокументировано 571 преступление. Тем не менее, по словам федерального министра внутренних дел Томаса де Мезьера – «многие правонарушения так и не были включены в представленную статистику» (например, случаи жестокого обращения в семье и т.д.). Однако местные власти неустанно подчеркивают: «организованная преступность в Германии – эта настоящая угроза для государства и его граждан».

Более 36,7 процентов всех правонарушений Германии относится к торговле или употреблению наркотиков. В свою очередь, 14,8 процентов составляют имущественные преступления, а 11,8 процентов приходится на экономическую преступность (например, уклонение от уплаты налогов и мошенничество).

Интересно, что свои операции организованная преступность в Германии не стесняется проводить при помощи интернета через так называемую сеть «даркнет» (та часть интернета, которая «невидима» поисковым системам). Здесь желающие могут спокойно приобрести наркотики и оружие, а также заказать «узкопрофильные» незаконные услуги.

Правоохранители ЕС наносят удар по организованной преступности

Сети организованной преступности плотно опутали не только Германию, но и всю Европу. Неудивительно, что в 80 процентах расследований «ниточки» ведут также к преступникам, находящимся за пределами ФРГ. Согласно обнародованным данным, более 122 стран являются местом их деятельности.

Примечательно, что в 2016 году европейские органы государственной безопасности сделали большой шаг в борьбе против организованной преступности: ВКА в сотрудничестве с правоохранительными организациями более чем 20 стран смогли задержать не одну сотню подозреваемых, причастных к деятельности 72 криминальных группировок восточной Европы.

Организованная преступность в ЕС ч.1

Так как материал огромный, разделю его на части.
Должен предупредить — здесь не будут истории преступников, тут будут методы, статистика и подобное.
За ошибки извините, русский хотя и родной мною не изучался.

Организованная преступность в Германии.

В нашем мире сложилось впечатление, что организованная преступность, явление чисто восточно-европейское, азиатское, американское и т.д., но никак не западно-европейское.

Конечно есть доля правды в этом, так как западно-европейская организованная преступность различается от того о чем мы думаем, услышав про ОПГ, преступность и т.д.

Если мы привыкли, что верхушка ОПГ — это неприкасаемые дяди и тети, которые пустили свои щупальцы во все сферы бизнеса и управления города, региона, да и местами страны и немного перемешались с легальным бизнесом и властью, то западно-европейские ОПГ — это чисто криминальные формирования, которые за частую имеют связь с органами правохранения на очень низком уровне и промышляют в совсем иных масштабах и по другому.

Это усреднённая статистика за последние 10 лет по преступлениям связываемых с организованной преступностью в Германии.

Количество расследований — 575

Предварительные доклады- 271

Закрытые расследования — 286

Общее число подозреваемых- 9 472

Идентифицированные новые подозреваемые — 4 251

Общее число национальностей — 112

Процент лиц с немецким гражданством — 41.7%

Процент иностранных лиц — 58.3%

Гетерогенные преступные структуры — 78.4%

Гомогенные преступные структуры — 21.6%

Вооруженные преступники — 3.7%

Нанесенный ущерб — 691.3млн евро

Предполагаемая прибыль — 663.2млн евро

Предварительно изъятое имущество — 169.9млн евро

Преступления с международным характером — 87.7%

трафик наркотиков и контрабанда — 38.6%

преступления связанные с бизнесом — 16.9%

преступления против частной собственности — 13.7%

налоговые и таможенные преступления — 8%

трафик незаконных мигрантов — 6.6%

преступления связанные с ночной жизнью — 4.9%

преступления с употреблением насилия — 3.8%

трафик оружия и контрабанда — 0.7%

экологические преступления — 0.3%

В 1990 году, AG Justiz/Polizei приняла данную трактовку словосочетания «организованная преступность» — Планированное совершение значимых криминальных преступлений с целью прибыль и упражнение власти, индивидуально и в сговоре, если совершается больше чем двумя лицами, каждое из которых выполняет возложенные ему задания и которые сотрудничают через неопределённый период времени посредством:

-использованием торговыми или квази-бизнес структурами

-использованием силы или другими средствами наведения страха

-влиянием на политику, СМИ, общественную администрацию, судебную власть или бизнес сектор.»

ОПГ составленные из лиц с немецким гражданством составляют почти половину ОПГ в Германии. Надо учитывать, что 22.3% всех арестованных и заподозренных из этих ОПГ, при рождении имели другое гражданство. Это выходцы из Польши, Турции, Казахстана и России, а так же стран ближнего востока и Африки.

Эти ОПГ чаше всего занимаются трафиком и контрабандой наркотиков. Так же участвуют активно в преступлениях связанные с бизнес сферой.

15 из расследований обычно направлены против рокерских банд — Bandidos MC, Hells Angels, Gremium, Outlaws и Red Devils. Подозревались в таких преступлениях как трафик оружия, наркотрафик (амфетамин и кокаин), трафик людей с целью сексуальной эксплуатации и преступления связанные с посягательством на собственность (кражи, ограбления и прочее).

Турки занимаются в основном трафиком героина и кокаина. Героин поставляется из Турции в Германию, Голландию и Великобританию через Германию. Контрабанда кокаина осуществляется из Голландии в Германию.

Больше всего активны в преступлениях против собственности, в частности кража автомобилей, а так же налоговые и таможенные преступления. Они ответственны за трафик краденых машин из Германии в Польшу и дальше в Россию, Белоруссию, Казахстан и т.д. Налоговые и таможенные преступления чаше всего связаны с контрабандой сигарет из Польши в Германию, при том, что происхождение сигарет чаше всего из Украины и России.

Активны в большинстве сфер, больше всего сосредоточены в экономических преступлениях, трафик наркотиков, в основном кокаин из Голландии в Германию. Активны в налоговых и таможенных преступлениях, в частности контрабанда сигарет.

Криминальная деятельности ограничена обналичиванием банковских карт, трафик людей с сексуальной целью и преступления против собственности.

Сосредоточены в трафике и контрабанде героина и опиума.

Криминальная деятельность сведена до трафика и контрабанды кокаина, трафик людей для сексуальной эксплуатации и экономические преступления (мошенничество).

В основном занимаются трафиком и контрабандой кокаина, преступлениями связанные с бизнес сектором (мошенничество и преступления связанные с трудовым правом) и насильственными преступлениями (рэкет и преступления против личности). Почти все поддерживают узкую связь с Ндрангета, Коза Ностра и Камора.

Преступность в Германии: мигранты против немцев

07.08.2019 в 10:15, просмотров: 2952

В интервью «Passauer Neue Presse» министр внутренних дел Баварии Йоахим Херрманн рассказал о «повышенном риске» и сослался на статистику преступности: мигранты совершают более жестокие преступления, чем немцы. Глава отделения партии AfD в Тюрингии Бьёрн Хёке также выразил подобное на собрании партии в Котбусе, отметив, что существует повышенный риск насильственных преступлений среди мигрантов.

Факты же говорят, что количество случаев насильственных преступлений сократилось за последние два года. Среди насильственных преступлений в статистике полицейской преступности (PKS) суммированы, в частности, опасные и серьезные телесные повреждения, грабеж, убийство, непредумышленное убийство, изнасилование и сексуальное принуждение.

По сути, в статистике регистрируются только случаи, зарегистрированные полицией — теневое поле нераскрытой преступности остается вне поля зрения. «PKS не дает точного зеркального отражения реальности преступления, а скорее более или менее близкий подход к реальности, в зависимости от вида преступления», — говорится в отчете PKS за 2018 год.

Мигранты непропорционально представлены в некоторых насильственных преступлениях

Федеральное управление уголовной полиции (BKA) занимается вопросами преступности в контексте иммиграции в федеральной ситуации 2018 года. В результате, мигранты оказались среди подозреваемых в непропорциональном количестве насильственных преступлений. Это относится, например, к преступлениям против жизни (14,3 процента). Однако по сравнению с предыдущим годом их стало меньше (2017 год: 15,0 процентов).

В случае телесных повреждений и преступлений, связанных с грабежом, доля как минимум одного подозреваемого мигранта в 2018 году составляла 10,7 процента — незначительный рост по сравнению с предыдущим годом (2017 год: 10,3 процента). Когда дело дошло до преступлений против полового самоопределения, в прошлом году этот показатель составлял 11,8 процента с подозреваемым мигрантом (2017 год: 11,9 процента).

Возрастная и гендерная структура как причина чрезмерной доли мигрантов

Однако федеральная ситуация также показывает причину чрезмерной доли подозреваемых мигрантов в некоторых насильственных преступлениях: возраст и гендерная структура этой группы. Например, подозреваемые мигранты в преступлениях против жизни были почти исключительно мужчинами (97 процентов) и более чем в 70 процентах в возрасте до 30 лет. Согласно статистике преступности, группа молодых людей в возрасте от 14 до 30 лет, независимо от их происхождения, является наиболее вовлеченной в насильственные преступления.

Если посмотреть на демографию тех, кто ищет защиты в Германии в целом, картина становится более устойчивой: согласно данным Федерального статистического управления, средний возраст на конец прошлого года составлял 29,4 года. Доля мужчин составила почти 63 процента. В конце 2017 года средний возраст составлял 45,4 года и около 49 процентов мужчин (последние доступные данные).

Различие между мигрантами с точки зрения перспективы и без нее

Кроме того, внутри мигрантов нужно различать тех, кто признан здесь живущими, и тех, у кого нет перспективы в Германии. В то время как те, у кого есть перспектива, чаще совершают (насильственные) преступления, чем в среднем, люди, не имеющие перспективы проживания и работы.

«В Германию прибывают люди из других культур, которые привозят с собой насилие и беззаконие», — сказал в интервью министр внутренних дел Баварии. Он указывает, что насилие может быть обусловлено культурой. Социолог Клеменс Кронеберг в этой связи выражает обеспокоенность: «Станет ли кто-то преступником, зависит от многих факторов». Внутри стран существуют серьезные социальные различия, и нельзя говорить о культуре страны, которая сама по себе ведет к насилию. «Идентификация культуры происхождения в качестве основной причины ведет к разжиганию страхов, росту предрассудков и приводит к скрытому подозрению людей из определенных культур».

По материалам: tha/dpa.Фото: Даниэль Карманн.

Статистика преступности за 2017 год: насколько криминальна Германия?

Во вторник, 8 мая, министр внутренних дел Хорст Зеехофер вместе с главой МВД Саксонии-Анхальт, Хольгером Шталькнехтом, представил уголовную статистику в Германии за 2017 год. Зеехофер отметил: «Германия стала более безопасной, но нет причин расслабляться». По словам министра, количество антисемитских правонарушений со стороны иностранцев продолжает расти, многие жертвы боятся обращаться в полицию.

Самые важные статистические данные за 2017 год:

В 2017 году было совершено 5,76 млн. преступлений, что на 10% меньше, чем в предыдущем году. Это самое большое снижение за последние 25 лет. Количество раскрытых преступлений составляет 3,3 млн. Треть из них – это кражи.

Кражи со взломом: 116 540 случаев за весь 2017 год, что на 23% меньше, чем в 2016 году.

Нападения и сопротивление действиям полиции: 22 340 случаев, что на 1,1% больше, чем в 2016 году. В 2017 году более 74 тыс. полицейских стали жертвами нападений.

Убийство: в 2017 году было совершено 2 379 убийств. Подозреваемыми являлись 1 558 немцев и 1 140 человек других национальностей.

Изнасилование и сексуальное насилие: 11 282 случая. Подозреваемые: 5 931 граждан Германии и 3 483 человека другой национальности.

Грабежи: 38 849 случаев. Подозреваемые: 16 088 немцев и 10 860 человек других национальностей.

Нанесение телесных повреждений: всего 137 058 случаев. Подозреваемые: 90 665 немцев и 54 993 человека другой национальности.

Огнестрельное оружие: огнестрельное оружие использовалось в 4 211 преступлениях. Это на 4,8% меньше, чем годом ранее.

Карманные кражи: в 2017 году было зарегистрировано 127 376 карманных краж. Это на 22,7% меньше, чем годом ранее.

Наркотики: в 2017 году было зарегистрировано 330 580 преступлений, связанных с наркотиками. Это на 9,2% больше, чем в предыдущем году. Количество иностранных подозреваемых в данном случае увеличилось на 13,5%.

Распространение порнографии: в 2017 было зарегистрировано 10 066 случаев, что на 13% больше, чем годом ранее. 40,8% подозреваемых являлись иностранцами.

Экономическая преступность: в 2017 году было зарегистрировано 74 070 случаев преступлений в сфере экономики. Это на 28,7% больше, чем в 2016 году.

Киберпреступность: 108 510 случаев, это на 0,7% меньше, чем в 2016 году.

Нарушения миграционного права: в 2017 году было зарегистрировано 179 848 случаев нарушений миграционного права. Это на 63,1% меньше, чем годом ранее.

Политические преступления: более половины из почти 40 тыс. политических преступлений (20 520), согласно отчету, совершили праворадикалы, еще 1 075 преступлений — исламисты.

Преступность в Германии на самом низком уровне за последние 30 лет

Количество преступлений, зарегистрированных немецкой полицией, в прошлом году сократилось до рекордно низкого уровня со времен воссоединения Германии. В целом по стране в 2018 году было зарегистрировано 5,55 млн уголовных преступлений, что на 3,6 % меньше, чем в 2017 году. Количество правонарушений сократилось во всех федеральных землях, кроме Баварии.

В 2017 году было совершено в общей сложности 5,76 миллиона преступлений, что на 9,6% меньше, чем в 2016 году. Это стало самым резким снижением за последние 25 лет. Однако власти предупреждают, что статистика может вполне не отображать реальной ситуации, поскольку о многих преступлениях не сообщается.

Себастьян Фидлер, председатель Федерации следственных органов Германии (BDK), в интервью для издания Welt подчеркнул, что статистика преступности лишь частично отражает картину. Вместо статистики он призвал к составлению “периодических отчетов по безопасности”, которые в будущем будут готовиться независимым комитетом экспертов и представляться каждые два года.

В 2018 году показатель Aufklärungsquote (раскрываемости преступлений) составлял 57,7 % то есть примерно столько же, сколько в среднем за последние 15 лет.

Самое существенное сокращение уровня преступности было зафиксировано в Саксонии, где зарегистрировали 278 797 инцидентов, что на 13,7% меньше, чем в 2017 году. Затем следует Бремен, где зарегистрировано 74 524 преступления, что на 8,2% меньше.

Единственной землей, в которой зафиксирован рост преступности, хотя и небольшой, была Бавария, где в 2018 году было совершено 635 420 преступлений, что на 0,9% больше, чем в 2017 году.

Самый высокий уровень преступности зафиксирован в самом густонаселенном регионе Германии – Северном Рейне-Вестфалии. В 2018 году в этой земле было зарегистрировано 1 282 441 преступление, что на 6,6% меньше, чем в предыдущем году. В Берлине в прошлом году было зарегистрировано 511 677 правонарушений – на 1,7% меньше, по сравнению с 2017 годом.

Как и в предыдущие годы, около трети всех преступлений связаны с кражами. Меньше было угнано автомобилей (30 232, сокращение на 9,1%) и мотоциклов (292 015, минус 2,7%). Количество карманных краж снизилось на 18,2% до 104 196 случаев. Воровство в магазинах сократилось на 4,1% до 339 021 случаев.

Полиция была особенно успешна в борьбе со взломами. Число подобных нарушений сократилось до рекордно низкого уровня (97 504 случая, -16,3%). Количество преступлений, связанных с наркотиками, также возросло – на 6,1 %, до 350 662 случаев.

Резко увеличилось количество преступлений, связанных с “сопротивлением государственной власти” (преступления против сотрудников полиции и правоохранительных органов). В прошлом году было зарегистрировано 34 168 таких случаев, что на 40% больше, чем в 2017 году.

Беженцы в Германии и уровень преступности: факты и мифы

Сделать ее заметнее в лентах пользователей или получить ПРОМО-позицию, чтобы вашу статью прочитали тысячи человек.

  • Стандартное промо
  • 3 000 промо-показов 49
  • 5 000 промо-показов 65
  • 30 000 промо-показов 299
  • Выделить фоном 49
  • Золотое промо
  • 1 час промо-показов 5 ЗР
  • 2 часa промо-показов 10 ЗР
  • 3 часa промо-показов 15 ЗР
  • 4 часa промо-показов 20 ЗР

Статистика по промо-позициям отражена в платежах.

Поделитесь вашей статьей с друзьями через социальные сети.

Ой, простите, но у вас недостаточно континентальных рублей для продвижения записи.

Получите континентальные рубли,
пригласив своих друзей на Конт.

Молодые мигранты чаще других оказываются «героями» немецкой криминальной хроники. Но общий уровень молодежной преступности в Германии снижается. DW — с подробностями.

С 2014 до 2016 года число зарегистрированных полицией насильственных преступлений увеличилось в Нижней Саксонии на 10,4 процента. В подавляющем большинстве случаев (92,1 процента) такой прирост вызван беженцами.

Эти данные, содержащиеся в докладе нижнесаксонских криминалистов, подготовленном по заказу федерального министерства по делам семьи и молодежи, на первый взгляд, вроде бы подтверждают бытующие в Германии представления, что под видом беженцев сюда хлынул поток грабителей и насильников. Тем более что Нижняя Саксония — среднестатистическая федеральная земля, и криминогенную ситуацию в ней вполне допустимо экстраполировать на всю страну. Не все, однако, так просто.

Криминальная энергия у мигрантов разная

После известных событий в новогоднюю ночь в Кёльне два года назад немецкие СМИ перестали деликатничать с беженцами, совершающими в Германии преступления. Пишут о таких случаях подробно, с деталями, с указанием национальной принадлежности и страны исхода. Глупо из стыдливой политкорректности умалчивать очевидное: мигранты в немецкой криминальной статистике представлены непропорциональное широко.

Это подтверждают и данные нижнесаксонских экспертов: почти каждое восьмое насильственное преступление в этой федеральной земле совершают беженцы, что значительно больше, чем их доля в населении Нижней Саксонии. Тем не менее и вывод о том, что все беженцы обладают более высокой, чем у немцев, криминальной энергией, авторы доклада называют неверным.

На беженцев чаще пишут заявления в полицию

Кроме того, в криминальную хронику беженцы попадают чаще и потому, что потерпевшие охотнее пишут заявления в полицию на представителя другой национальности, чем на своего соплеменника. То есть, если, например, серб избил немца или иранец — хорвата.

По данным нижнесаксонских исследователей, треть всех потерпевших от кулаков мигрантов — это либо немцы, либо представитель какой-либо другой, чем у преступника, национальности. Немец же пишет заявление на немца только в 13 процентах случаев, а, допустим, афганец на афганца или сириец на сирийца и того реже — только в одном из десяти.

После массовой драки в одном из общежитий для беженцев

Впрочем, как раз сирийцы, афганцы, а также иракцы значительно реже становятся «героями» криминальной хроники, чем беженцы, например, из Марокко, Алжира или Туниса. В 2016 году доля выходцев из этих трех североафриканских стран составляла всего 0,9 процента всех мигрантов, зарегистрированных в Нижней Саксонии в качестве соискателей убежища, и 17,1 процента — среди подозреваемых в совершении преступлений.

Бегущие от войн ведут себя прилично

Руководитель авторской группы Кристиан Пфайфер (Christian Pfeiffer) в интервью второму каналу телевидения ФРГ (ZDF) привел такие, в частности, цифры. Из всех беженцев, подозреваемых в совершении грабежей, 16 процентов — это выходцы из стран, охваченных гражданскими войнами, то есть, из Сирии, Ирака и Афганистана. Их доля в общей массе беженцев — 54 процента.

Пфайфер не призывает предоставлять убежище в Германии всем желающим, чтобы снизить уровень преступности среди мигрантов. Его рецепт — выделение крупных сумм на программы репатриации, массированная финансовая помощь североафриканским странам с тем, чтобы вообще лишить их жителей стимула искать лучшей доли в странах ЕС, а также — укрепление контроля на внешних границах Евросоюза.

Молодежная преступность сокращается

Молодые беженцы-мужчины, несомненно, омрачают немецкую криминальную статистику, что в очередной раз подтвердили эксперты из Нижней Саксонии. Вместе с тем нередко звучащие утверждения о том, что Германия вообще переживает разгул преступности, что по вечерам тут стало опасно выходить на улицу, не соответствуют действительности.

Молодежная преступность в Германии сокращается, и тюрьмы, специально построенные для молодых правонарушителей, редеют. В Гамбурге в такой тюрьме половина камер пустуют, опечатаны несколько тюремных трактов в Вуппертале, в Эссене тюрьма для несовершеннолетних и молодых мужчин вообще закрыта за ненадобностью.

За последние 20 лет число грабежей, совершенных в Германии малолетними преступниками, сократилось на 55,7 процента, количество убийств — на 36,5, опасных и тяжких телесных повреждений — на 15,5 процента. Немецкие эксперты объясняют такую позитивную тенденцию целым рядом причин, в том числе, например, заметным снижением уровня применения насилия в семьях.

В 1998 году 57 процентов школьников в Германии признавались в том, что родители их порой поколачивают. В 2015 году таковых было уже только 39 процентов. Считается, что это и следствие измененного в 2000 году немецкого закона, запретившего родителям рукоприкладство в воспитании детей.

Еще одна причина — наличие или отсутствие жизненных перспектив. Молодые люди, такие перспективы имеющие, менее склонны к агрессивному поведению. Примечательный факт: уровень молодежной преступности сократился в Германии с 2004 до 2016 года в два раза. И почти также уменьшился и уровень безработицы среди молодежи — с 15,3 до 6,8 процента.

Ссылка на основную публикацию