Жизнь русских эмигрантов во Франции

Легко ли адаптируются русские во Франции?

Добрый день друзья!
Хочу рассказать вам сегодня, как живут русские во Франции. Есть ли плюсы в иммиграции и какие возможности у «наших» есть во Франции. Давайте поговорим, каково в Париже, где можно пообщаться с соотечественниками, и что ждет эмигранта.

Из этой статьи Вы узнаете:

Каково жить во Франции?

Как живется русским на чужбине? Франция становится домом для русских эмигрантов. Жизнь здесь течет в своем ритме, к нему нужно привыкнуть.

До революции 1917

У России «роман с Францией» длится еще с давних времен. Даже Наполеоновская армия не сумела отбить у русской аристократии любовь к французскому языку, стилю в архитектуре, искусстве, литературе. Детей посылали учиться в престижные Университеты Франции.
Лазурный Берег привлекал аристократов со всей Европы. Здесь отдыхали, лечились, проводили лето.
«Он по-французски совершенно
Мог изъясняться и писал…»
Помните, о ком это? Евгений Онегин, конечно же. Так что, язык очень плотно вошел в обиход.
Дамы вздыхали над журналами французской моды, а господа заказывали оружейные новинки из Парижа.

Межвоенный период

1,5 миллиона эмигрантов направились во Францию после Революции 1917 года. Сюда бежали политические беженцы, недовольные режимом, студенты, творческая элита, князья, бывшие министры. Образовывается русская диаспора, строятся православные церкви.

Русские эмигранты поселились в больших городах, заняли пригород Парижа. Появлялись газеты на русском языке, устраивались благотворительные вечера. Здесь, в отличие от России, можно было дышать свободно.

Русская эмиграция сегодня

Сегодня переезд во Францию все еще актуален. Русская диаспора во Франции является одной из самых больших и значимых групп.
Только теперь переезд стал намного сложнее. Франция — часть Европейского Союза. Необходимо оформить визу даже просто на туристический выезд, а для ВНЖ и ПМЖ или гражданства — все немного сложнее. Сложно, но вполне осуществимо, если задумали переехать во Францию.

Поговорим немного про жизнь во Франции глазами русских эмигрантов.

«Ананасы в шампанском» и реальность

Сразу хочу сказать — для туристов отдых всегда романтичен, необычен, притягателен. Но, отдых от реальной жизни сильно отличается. Крупные города круглый год живут в своем ритме. Здесь нужно работать, учиться, учить язык, вовремя подавать документы на продление ваших виз.

Во Францию едут за качеством жизни, хорошим образованием, возможностями. Но, это все не дается просто так.

Франция была и остается терпима к эмигрантам. Все еще остаются стереотипы, что русские живут на широкую ногу. Стоит их разочаровать: не все готовы открывать бутылки шампанского гусарской саблей и после бить бокалы.
Конечно же, галантные французы с восторгом отзываются о русских женщинах. Но, девушкам не стоит с легкостью верить во все, что говорят эти известные дамские угодники. Другая страна — другой менталитет.
С другой стороны, наш русский менталитет тоже многим по вкусу, русская девушка может стать завидной невестой. Про то, как относятся француженки к нашим мужчинам — тяжело судить. Такие пары тоже складываются.

  • Здесь не принято рано заключать брак;
  • существует «договор об отношениях». Вы не женаты официально, но для государства — вы пара. Если разводитесь — никакой дележки имущества;
  • европейский феминизм — не миф, тут привыкли к самодостаточным женщинам;
  • детей заводят поздно, средний возраст 30-35 лет.

Ситуация с работой

Рынок труда к коренным французам и эмигрантам из России относится по-разному. Многие эмигранты с сожалением относятся к этому факту. По правилам, сначала предложение о вакансии должно быть размещено на сайтах поиска работы.

Если граждане Франции не проявили к вакансии интереса, не нашлось кандидата — вакансию можно предлагать нерезидентам. Причем предпочтение будет отдаваться гражданам ЕС, а только потом — других стран.
Конечно, отлично если вас пригласила на работу французская компания как высококвалифицированного специалиста.
Не владеете французским языком? Вам предложат рабочие специальности на временной основе:

  • охранники;
  • нянечки;
  • мойщики посуды;
  • сиделки;
  • горничные;
  • сборщики винограда.

Устроиться на работу можно, если:

  1. есть специальное разрешение или
  2. студенческая виза.

Для многих амбициозных русских такая работа — хорошая возможность начать карьеру. Вы подтяните язык, завяжете знакомства, поймете, как функционирует социальная система страны. Затем, будет проще устроиться на работу.

Собственная фирма

Вариант — открытие собственного бизнеса. Конечно, выходить на чужой рынок — всегда сложно. Необходимо:

  • изучить законодательство;
  • готовность к возможным трудностям с продвижением, выходом на рынок;
  • посмотреть, как функционируют похожие фирмы.

Открытие компании может стать возможностью получить ВНЖ и ПМЖ Франции. Только, необходимо будет делать все по закону.
Это хорошая возможность ассимилироваться в стране. Особенно, если свое дело знаете хорошо.

Образование в ВУЗе

Студенты признают: учиться здесь интересно. Система обучения совсем другая, для русских студентов необходимо «акклиматизироваться».
Вариантов учебы много. Кстати, получить длительную визу вы можете даже на языковых курсах. Они должны длиться не менее 3 месяцев. Для многих молодых людей это возможность начать свое обучение в Париже, например.
Качество обучения — высокое. С местной системой оценок придется разбираться. Зато, преподаватели всегда готовы помочь студентам. Нет формальной системы общения между студентом и профессором, как у нас.

Студенты рассказывают, что во французских ВУЗах нужно действительно учиться. Вот главное отличие:
мы привыкли, что проходной бал («тройка») заслуживается легко. Здесь же за проходной балл придется потрудиться. Это уже показатель того, что студент весь семестр занимался. Получаешь проходной балл, переходишь на следующий курс. Работают на знания, не на оценки. По сути, не будет огромной разницы, получили вы проходной балл или высший — главное знания.
Если вы переехали жить с маленьким ребенком, то он обязательно должен пойти в школу. Есть русские школы и даже международные. Если ребенок уже знает французский на достаточном уровне — он сможет посещать государственную школу.

Русское сообщество: вы в кругу друзей

Как в любой стране, во Франции есть русское сообщество. Кто-то принципиально не хочет общаться на родном языке — человек меняет жизнь, хочет заводить знакомства, дружить только с французами.
Другие же тянутся в русские культурные центры, на сайты и русскоговорящие сообщества. На сайтах и форумах новичкам бывалые ответят на вопросы. Лучше иметь здесь хоть несколько русских приятелей. Это облегчит вам адаптацию.
Есть несколько крупных русских порталов, интернет-газет. Часто такие сообщества встречаются в кафе, парках. Найти приятелей и говорить на родном языке здесь, как и в XVII веке, не сложно. Полезные знакомства могут завязаться на таких порталах:

  • русские врачи (полезно, когда врач говорит на вашем языке, знает разницу отечественных и европейских лекарств, даст совет, где и как покупать лекарства);
  • русские адвокаты, юристы (покупка квартиры, заключение брака, регулирование проблем с пребыванием);
  • магазины русских товаров (шоколадка«Аленка», сгущенка с синей этикеткой — приятные мелочи в чужой стране);
  • «наши» руководители фирм могут помочь в трудоустройстве.

Возможно, не стоит замыкаться только на общении с земляками. Приятели-французы — тоже полезно. Ведь так легче учить язык, узнать больше о стране, обычаях, традициях, укладе жизни.
Надеюсь, удалось немного рассказать вам о жизни русских во Франции.

Подпишитесь на обновления, получайте мои материалы регулярно. Так же вы получите в подарок, совершенно бесплатно, отличный базовый разговорник по трем языкам, английскому, немецкому и французскому. Главный его плюс в том, что есть русская транскрипция, поэтому, даже не зная языка, можно с легкостью освоить разговорные фразы.

С Вами была я, Наталья Глухова, желаю вам хорошего дня!

Если Вам понравилась статья, то поделитесь, пожалуйста, с друзьями!

aloban75

ХРОНИКИ ПОСЛЕДНЕГО РУБЕЖА

Буду рад взаимной дружбе!

Русская эмиграция —отъезд из России по экономическим, политическим, личным или иным обстоятельствам. Белая эмиграция— военные, аристократы, купцы и помещики, бежавшие от победившей в ходе революции и Гражданской войны Советской власти. Кем они стали в Европе ? Далеко не все смогли сохранить свои состояния за рубежом и приходилось зарабатывать на жизнь разнообразным трудом.

Сахно-Устимович, из Терского казачьего полка, бывший адъютант царя

В настоящее время Сахно-Устимович является достойным всяческого уважения поваром в небольшом русском ресторане в Берлине, Германия, 1930 год

Алекс Авалов, бывший крупный помещик и профессор химии в Санкт-Петербурге. Сейчас Авалов занимается производством крепких алкогольных напитков с помощью аппарата, построенного им в Берлине, Германия, 1930 год.

Барон фон Руктешель до русской революции 1917 года служил капитаном гвардейского полка

Барон фон Руктешель в настоящее время играет на гитаре каждый день в цыганском оркестре в Берлине, Германия, 1930 год.

Генерал фон Фусс, один из самых известных чиновников Санкт-Петербурга до 1917 года и особый друг царя. Россия

Генерал фон Фусс в настоящее время набивает сигареты, тяжелая работа, которая приносит крохотный доход. Берлин, Германия 1930 год.

Самый известный в России комический актер оперетты г-н Александр Полонский сейчас работает за стойкой бара в небольшом русском кафе в Берлине, Германия 1930 год.

Актер немого кино и оперетты Александр Полонский, после революции 1917 в эмиграции. Умер в Париже в августе 1944 г

Знаменитый оперный певец граф Василий Тарновский, получил высшую оперную награду в России

Бывший очень известный оперный певец граф Василий Тарновский сейчас работает как пианист и певец сатирических куплетов в русских кафе в Берлине, Германия, 1930

Генерал Неровинский (?) вместе с царем Николаем II и великой княгини Ольги, Россия, 1917

Генерал Неровинский (?), командир гусарского полка под патронажем великой княгини Ольги

Бывший генерал Неровинский (?) работает поваром в одном из ресторанов в Берлине, Германия, 1930 год

Русские аристократы, живущие в скромном доме в пригороде Парижа, Франция 1931 года.

Генерал Гудим-Левкович и его жена слушают по радио вести с Родины

Одна из самых близких друзей императрицы княгиня Мария Ивановна Путятина со старыми подругами пришедшими ее навестить

Йохан фон Греков бывший директор Технического университета в Санкт-Петербурге, в настоящее время изготовляет гробы для умерших членов этой колонии изгнанников.

Барон Владимир Романович фон Кнорринг, генерал-адъютант великого князя Владимира.

Павел Александрович Офросимов, бывший генерал-майор Свиты Его Величества сейчас разводит кур

Бывший губернатор Тульской губернии (возможно Александр Николаевич Тройницкий) живет на пожертвования баронессы Марии Матавтиной-Маковской, вдовы художника Константина Егоровича Маковского

Князь Борис Владимирович Гагарин, пред. Союза Георгиевских кавалеров в изгнании пишет мемуары

Баронесса Дикова, вдова морского министра в России Ивана Михайловича Дикова убивает время при помощи пасьянса.

Русских дворяне эмигранты, живущие в замке Сен-Мишель-сюр-Орж, подаренном англичанкой г-жой Лумис, Франции 1932 год.

Как и все французские замки Сен-Мишель-сюр-Орж окружен громадным парком.

Каждому обитателю замка дают ту работу к которой он больше всего расположен. Таким образом, этот казачий офицер стал кухонным работником

Руководителем прачечной назначен русский князь, в числе работников прачечной вдова генерала Никифорова.

Русский князь в бельевой комнате.

В замке нет часовни, поэтому ритуальные услуги насельникам замка оказывает ежедневно православный священник отец Александр.

Русская церковь в Берлине, рядом с которой в бараке живет много русских эмигрантов. Германия 1931 год.

Бывший казачий полковник, работающий музыкантом в берлинском кафе

За столом ест бывший генерал-адъютант Свиты Ее Императорского Величества.

Русский капитан чинит крышу барака, в прошлом он был одним из крупнейших землевладельцев

Бригадный генерал Виктор Петрович который служил 50 лет служил Царю и Отечеству

Бывший командующий 10-м уланским полком теперь кухонный работник.

Обед эмигрантов в Париже 1932 года

Слева направо: княгиня Красинская, г-н Борис Тульчин, г-н Одориано, г-жа Мартинес Ривас и великий князь Андрей Владимирович

Жизнь русских эмигрантов во Франции и Германии. 1931

Одна из самых близких друзей императрицы княгиня Мария Ивановна Путятина со старыми подругами пришедшими ее навестить

Йохан фон Греков бывший директор Технического университета в Санкт-Петербурге, в настоящее время изготовляет гробы для умерших членов этой колонии изгнанников.

Барон Владимир Романович фон Кнорринг, генерал-адъютант великого князя Владимира.

Павел Александрович. Офросимов, бывший генерал-майор Свиты Его Величества сейчас разводит кур

Бывший губернатор Тульской губернии (возможно Александр Николаевич Тройницкий) живет на пожертвования баронессы Марии Матавтиной-Маковской, вдовы художника Константина Егоровича Маковского

Князь Борис Владимирович Гагарин, пред. Союза Георгиевских кавалеров в изгнании пишет мемуары

Баронесса Дикова, вдова морского министра в России Ивана Михайловича Дикова убивает время при помощи пасьянса.

2. Русских дворяне эмигранты, живущие в замке Сен-Мишель-сюр-Орж, подаренном англичанкой г-жой Лумис, Франции 1932 год.
Как и все французские замки Сен-Мишель-сюр-Орж окружен громадным парком.

Каждому обитателю замка дают ту работу к которой он больше всего расположен. Таким образом, этот казачий офицер стал кухонным работником

Руководителем прачечной назначен русский князь, в числе работников прачечной вдова генерала Никифорова.

Русский князь в бельевой комнате.

В замке нет часовни, поэтому ритуальные услуги насельникам замка оказывает ежедневно православный священник отец Александр.

3. Русская церковь в Берлине, рядом с которой в бараке живет много русских эмигрантов. Германия 1931 год.

Бывший казачий полковник, работающий музыкантом в берлинском кафе

За столом ест бывший генерал-адъютант Свиты Ее Императорского Величества.

Русский капитан чинит крышу барака, в прошлом он был одним из крупнейших землевладельцев

Бригадный генерал Виктор Петрович который служил 50 лет служил Царю и Отечеству

Бывший командующий 10-м уланским полком теперь кухонный работник.

Русская эмиграция во Францию: за лучшей жизнью или на «дачу»

Франция сохраняет наследие исторических волн эмиграции из России. Однако современная — «четвертая волна» отличается своей непостоянностью и аполитичностью тех, кто обретает здесь вторую родину.

Русские перебирались жить во Францию со времен Петра Первого, но много ли их здесь сегодня? Демографы говорят, что порядка 70 тысяч: в основном это семьи, которые покинули Россию на одной из волн эмиграции, а также супруги смешанных русско-французских браков и одна-две тысячи политических беженцев.

Гораздо сложнее оценить численность так называемой «четвертой волны», то есть современных «экономических мигрантов», а также студентов и наемных работников из России, которые находятся во Франции временно и часто возвращаются на родину. Ведь сегодня свободным перемещениям из одной страны в другую мало что мешает, а эмигранты могут иметь два гражданства — российское и французское, так что само понятие «эмигрант» становится довольно размытым.

«Господа все в Париже»

С тремя первыми волнами русской эмиграции дела обстояли совсем иначе. Они были, как правило, вынужденными и носили не столько экономический, сколько политический характер. На рубеже XIX-XX веков из предреволюционной России во Францию бежали десятки тысяч представителей аристократии и интеллигенции, а в 1920-е годы за ними последовали порядка четырехсот тысяч белогвардейцев, ученых, писателей и священников, которым оказалось не по пути с советской властью. Тысячи выходцев из СССР остались во Франции после окончания Второй мировой войны.

Наконец, 70-е годы прошлого века были отмечены исходом советских диссидентов — однако уже тогда Париж потерял статус столицы русской эмиграции: в нем предпочитали не задерживаться, перебираясь дальше, главным образом в Соединенные Штаты и Канаду.

Отпуск в «эмиграции»

Сегодня же во Францию приезжают, как правило, не столько спасаясь от несчастий на родине (за исключением беженцев из кавказских республик), сколько в поисках более успешной жизни на Западе — для работы, учебы или по семейным обстоятельствам. «Четвертая волна» — это коммерсанты и разного рода наемные специалисты от бухгалтеров до преподавателей музыки. Если жители сел и небольших городов приезжают, как правило, насовсем, то для выходцев из столиц Франция чаще оказывается временным пристанищем — иногда лишь на пару месяцев в году. Так, в сезон становится особенно заметной прослойка хорошо обеспеченных владельцев престижных шале у горнолыжных склонов или вилл на Лазурном берегу Средиземного моря.

Именно такая временная и весьма прибыльная миграция больше всего устраивает Францию, которая — в отличие от Германии или Израиля — не проводит особой политики приема выходцев из бывшего СССР. Квалифицированные «экономические мигранты» нужны всегда — поэтому их приток из России в последние годы не ослабевает.

Автор: Денис Локтев, Париж
Редактор: Андрей Кобяков

20 лет спустя: Израиль отмечает юбилей «Большой репатриации» из СССР-СНГ

В Израиле в эти дни отмечают 20-летие пика массовой репатриации евреев из бывшего Советского Союза. Более миллиона новых русскоязычных граждан изменили облик израильского общества, но изменились и сами. (26.01.2010)

«Кто за русских замолвит слово?» или Для чего нужны интеграционные советы

В Кельне живут представители 180 национальностей. Треть жителей – выходцы из других стран. 60 тысяч кельнцев говорят по-русски. Их интересы в городском правительстве представляет Интеграционный совет. (25.01.2010)

За кого голосуют мигранты на выборах в бундестаг

5 миллионов 600 тысяч избирателей — выходцев из семей мигрантов — насчитал федеральный уполномоченный по проведению выборов в бундестаг. Это примерно 9 процентов жителей ФРГ, имеющих право голоса. Кому они его отдадут? (18.09.2009)

В ФРГ безработных среди мигрантов в два раза больше, чем в среднем по стране

В 2008 году гражданство Германии получили 94 500 человек — это самый низкий показатель с 1990 года. Уполномоченная правительства по вопросам миграции и интеграции Мария Бёмер связывает это в том числе и с новым тестом. (12.06.2009)

В Германии определено «антислово года»

Что несет предприятию «заражение производственными советами»? Зачем плохие банки создают еще худшие?Нужно ли бороться с мигрантами? Филологи определили самый худший неологизм года. (19.01.2010)

  • Дата 27.01.2010
  • ТемыИнго Маннтойфель, «Нормандская четверка», Донбасс, Таможенный союз, Владимир Маркин, Фонд «Наука и политика», Газета Süddeutsche Zeitung, Александр Лукашенко, Миграция, Базы ПРО в Восточной Европе
  • Ключевые словафранция, эмиграция, иммиграция, СССР, Россия, въезд, выезд, политический, беженец
  • НапечататьНапечатать эту страницу
  • Постоянная ссылка https://p.dw.com/p/Lhbu

Также по теме

Меркель и Макрон приветствовали обмен пленными в Донбассе 29.12.2019

Обмен пленными в преддверии новогодних праздников и православного Рождества стал «долгожданным жестом гуманизма», считают канцлер ФРГ и президент Франции. Путин дал обмену «позитивную оценку».

Комментарий: Эмиграция и будущее России 17.01.2019

Свободная эмиграция из России может в будущем иметь и неочевидные последствия, считает Федор Крашенинников.

Почему и куда из Германии уезжают немцы? 01.11.2018

Дома хорошо, а за границей лучше? Некоторые немцы, как оказалось, мечтают уехать за бугор. И не на день, неделю или месяц, а навсегда.

Русский Париж

«Всего во Франции русских было, вероятно, тысяч 200-300. В Париже нас было тысяч 80», – писал о русской эмиграции 1920-х Александр Вертинский.

Александр Вертинский, «Дорогой длинною…»

«Обессиленная продолжительной войной Франция нуждалась в мужском труде, ибо война унесла многих её сынов в могилу. Мужские руки ценились. Десятки тысяч русских эмигрантов работали на заводах Рено, Ситроена, Пежо и других. Много людей «сели на землю» и занимались сельским хозяйством — и собственным, если были средства, и чужим, если приходилось наниматься.

Всего во Франции русских было, вероятно, тысяч двести — триста. В Париже нас было тысяч восемьдесят. Но мы как‑то не мозолили глаза. В этом колоссальном городе мы растворялись как капля в море. Через какой‑нибудь год мы уже считали себя настоящими парижанами. Мы говорили по-французски, знали все, что творится вокруг нас, всюду работали с французами бок о бок и старались подражать им во многом. Правда, у нас был и свой быт: свои церкви, клубы, библиотеки, театры. Были свои рестораны, магазины, дела, делишки. Но это для общения, для взаимной поддержки, чтобы не потеряться в этой стране. В душе же каждый считал себя европейцем и парижанином. Снимали «гарсоньеры» и мансарды, устраивались по-мелко-и крупнобуржуазному, ссорились с консьержками, приглашали друг друга — не к себе в дом (как на родине), а обязательно в ресторан к Прюнье или в кабачки на Сене, ежедневно совершали прогулки в Булонском лесу (с собачками и без собак), пили до двенадцати дня различные аперитивы.

Весь Монмартр кишел русскими. Вся эта публика группировалась около ресторанов и ночных дансингов. Одни служили гарсонами, другие метрдотелями, третьи на кухне мыли посуду , потом шли танцоры — «дансэр де ля мэзон», или «жиголо» по-французски, молодые люди, красивые, элегантно одетые, для танцев и развлечения старых американок, потом артисты, певцы, музыканты, балетные танцоры, исполнители лезгинки, молодые красавцы грузины в черкесках, затянутые в рюмочку, потом цыгане, цыганки, цветочницы, зазывалы, швейцары, шофёры».

Нина Берберова, «Курсив мой»

«…православный собор на улице Дарю и все сорок сороков русских церквей Парижа и пригородов наполнялись «белыми русскими», как их называли тогда, остатками полков Деникина и Врангеля, молодцеватыми «чинами армии», с их преданными женами, портнихами, вышивальщицами, шляпницами, когда-то бывшими медсестрами Добровольческой армии или просто офицерскими дочками, белоручками и скромницами. Чины армии являлись в собор с детьми: сыном, записанным в мэрии Глебом-Жаном, и дочерью, Кирой-Жанеттой. Беленькие, синеглазые дети ползли на четвереньках к причастию, грудных подносили к чаше, хор Афонского гремел на всю церковь, на паперти стояли старушки-губернаторши, в прошлом — величественные дамы петербургского общества, «распутники», мужья которых давным-давно были заколоты или пристрелены. Среди них — нищие, с красными глазами и опухшими лицами, с грязной шляпой в руке:

— Сильвупле, подайте бывшему интеллигенту. В пятнадцатом кровь проливал на полях Галиции… Теперь абориген Армии Спасения.

— Подайте безработному, жертве законов прекрасной Франции…

— Подайте инвалиду Ледяного похода…

— Подайте русскому дворянину кусок горького хлеба изгнания…»

Нина Кривошеина, «Четыре трети нашей жизни»

«Осенью 1925 г. я, в силу сложных денежных обстоятельств, внезапно оказалась одной из хозяек русского ресторанчика «Самарканд». Мы вселились в смрадную комнату над этим бывшим кафе, небольшой зал разукрасили цветными платками, на столики поставили лампы в оранжевых абажурах; появилось пианино, кто-то порекомендовал двух милых юных подавальщиц, уже знавших толк в ресторанном деле, — и «Самарканд» вступил на свое новое поприще, а у кормила, за стойкой, встала я… Вскоре, как-то сама по себе образовалась и артистическая программа: появилась сперва прелестная, цыганского вида Лиза Муравьева «в своем репертуаре», вскоре начал каждый вечер выступать Жорж Северский, известный в мире русских кабаре певец, а затем чудесный музыкант с несноснейшим характером, но безупречным музыкальным вкусом — Владимир Евгеньевич Бюцов.

За ресторанной стойкой оказалась тогда не я одна, но и многие женщины из эмиграции. Русские рестораны и кабаре стали одной из характерных черт Парижа тех лет, от 1922−23 гг. до середины 30-х годов. Были и совсем скромные, куда ходили люди, которым негде было готовить, одинокие, часто жившие в самых дешевеньких и подчас подозрительных отельчиках; впрочем, если «заводилась деньга», то и в этих ресторанах можно было кутнуть, закусить с графином водки, и уж обязательно появлялась музыка — бывало, что тренькал на гитаре сам хозяин, а кто-нибудь подпевал, и часто такой кутеж кончался слезами: «Эх! Россия, Россиюшка!»

Но были и роскошные, чрезвычайно дорогие кабаре, с джазом, певицами, красивыми дамами для танцев, обязательным шампанским, со жженкой, которую зажигали, потушив в зале огни, или с шествием молодых людей в псевдо-русских костюмах, которые через весь зал торжественно несли на рапирах… шашлыки! Каких тут фокусов не придумывали! Об этом и сейчас еще горько вспомнить».

Лев Любимов, «На чужбине»

«Многие казаки батрачили в самых тяжелых условиях и там и в других местах. Один из них, еще молодой и красивый парень, как-то приехал в Париж, зашел в «Возрождение» и разговорился со мной. Оказалось, что он стал батраком после того, как потерял работу на заводе. Работа была нелегкая, оплата низкая, но местом своим он дорожил, так как ему приглянулась дочь хозяина. Смущаясь и запинаясь, он обратился ко мне с просьбой составить для него по-французски любовное письмо. «Нехорошо там жить, — говорил он мне. — Не то что девушки, коровы и те ни слова не понимают по-русски. Никак с ними не сладишь!» Письмо я написал, причем он настаивал, чтобы такие выражения, как «голуба», «мое золото», были переведены на французский дословно. Вышло, в общем, малопонятно, но достаточно пылко. Через несколько лет я снова встретил его. Он постарел, отяжелел. Однако выглядел еще молодцом, со своими лихо закрученными усами и французской кепкой, по-казацки заломленной набекрень. Сообщил, что женился на дочери фермера; тот вскоре умер, и теперь фермером стал он сам. Но жизнь по-прежнему не удовлетворяла его: не ладил с женой. «Эксплуататорша, — говорил он — точь-в-точь как ее отец. И кого эксплуатирует? Таких же казаков, как я, которых я устроил на работу. Черства, скаредна, каждый сантим помнит и готова сантим за сантимом вытянуть из самой кожи у рабочего человека. Ссоримся часто. Почему? Потому, что я со своими казаками держусь на равной ноге. «Ты ведь хозяин, — говорит, — а они батраки! Скверная жизнь!»

Зинаида Гиппиус, «В Париже успокоения еще нет»

«Но что о молодых, когда из старых многие ли чувствуют ответственность, сознают свои ошибки в прошлом? Для этого, впрочем, необходимо быть не совсем старым, сохранять какой-то запас юности, доверчивой доброты к жизни и людям, молодой легкости в движении. Мне уже довелось отметить, что такой «виноватый» человек, как А. Керенский, вышеназванными запасами обладает; это и делает его «своим» в кругу здешней интеллигентной «молодежи». (Один поэт его недурно знает в прошлом; Керенский произвел его на фронте в офицеры…).

Теперь здесь с бывшим «главковерхом» случаются примечательные истории. Одна из них случилась как раз тогда, когда он шел в наш людный кружок, и тотчас была нам рассказана, с подкупающей открытостью. Шел он по улице с довольно узким тротуаром, просматривая газету на ходу. Навстречу дама, с девочкой лет семи: и остановилась. Остановился и Керенский. «Смотри, «- говорит дама девочке, — и запомни! Это он погубил Россию!».

— Нет, со мной лучше было, — прерывает Керенский общий смех и откровенные замечания, что дама-то отчасти и права (у нас принята откровенная правда). — Вхожу я раз в магазин… надо же мне иногда купить что-нибудь. Несколько русских, очень хорошо одетых, глядят и вдруг; «Еще по магазинам ходит! Он! Еще по магазинам! Еще покупает!».

— Но, в самом деле, должен же я иногда покупать, — прибавляет Керенский, как бы оправдываясь. — Не воровать же мне!

Мы смеялись, утешали носителя такой «славы», но мало соболезновали: есть ведь тут и заслуженное. Он сам это понимает. Если бы не понимал — он не был бы «своим» среди вот этой интеллигентной эмигрантской «молодежи», — вообще не был бы среди них. И ничего бы не понимал из того, что они худо ли, хорошо ли, а понимают. Ему было бы чуждо — или враждебно — архиновое, молодое течение материализма, столь заметное и среди молодежи французской, как упоминалось выше».

ЖИЗНЬ РУССКИХ ЭМИГРАНТОВ ВО ФРАНЦИИ И ГЕРМАНИИ (30-Е ГОДЫ)

Русская эмиграция —отъезд из России по экономическим, политическим, личным или иным обстоятельствам. Белая эмиграция— военные, аристократы, купцы и помещики, бежавшие от победившей в ходе революции и Гражданской войны Советской власти. Кем они стали в Европе ? Далеко не все смогли сохранить свои состояния за рубежом и приходилось зарабатывать на жизнь разнообразным трудом.

Сахно-Устимович, из Терского казачьего полка, бывший адъютант царя

В настоящее время Сахно-Устимович является достойным всяческого уважения поваром в небольшом русском ресторане в Берлине, Германия, 1930 год

Алекс Авалов, бывший крупный помещик и профессор химии в Санкт-Петербурге. Сейчас Авалов занимается производством крепких алкогольных напитков с помощью аппарата, построенного им в Берлине, Германия, 1930 год.

Барон фон Руктешель до русской революции 1917 года служил капитаном гвардейского полка

Барон фон Руктешель в настоящее время играет на гитаре каждый день в цыганском оркестре в Берлине, Германия, 1930 год.

Генерал фон Фусс, один из самых известных чиновников Санкт-Петербурга до 1917 года и особый друг царя. Россия

Генерал фон Фусс в настоящее время набивает сигареты, тяжелая работа, которая приносит крохотный доход. Берлин, Германия 1930 год.

Самый известный в России комический актер оперетты г-н Александр Полонский сейчас работает за стойкой бара в небольшом русском кафе в Берлине, Германия 1930 год.

Актер немого кино и оперетты Александр Полонский, после революции 1917 в эмиграции. Умер в Париже в августе 1944 г

Знаменитый оперный певец граф Василий Тарновский, получил высшую оперную награду в России

Бывший очень известный оперный певец граф Василий Тарновский сейчас работает как пианист и певец сатирических куплетов в русских кафе в Берлине, Германия, 1930

Генерал Неровинский (?) вместе с царем Николаем II и великой княгини Ольги, Россия, 1917

Генерал Неровинский (?), командир гусарского полка под патронажем великой княгини Ольги

Бывший генерал Неровинский (?) работает поваром в одном из ресторанов в Берлине, Германия, 1930 год

Русские аристократы, живущие в скромном доме в пригороде Парижа, Франция 1931 года.

Генерал Гудим-Левкович и его жена слушают по радио вести с Родины

Одна из самых близких друзей императрицы княгиня Мария Ивановна Путятина со старыми подругами пришедшими ее навестить

Йохан фон Греков бывший директор Технического университета в Санкт-Петербурге, в настоящее время изготовляет гробы для умерших членов этой колонии изгнанников.

Барон Владимир Романович фон Кнорринг, генерал-адъютант великого князя Владимира.

Павел Александрович Офросимов, бывший генерал-майор Свиты Его Величества сейчас разводит кур

Бывший губернатор Тульской губернии (возможно Александр Николаевич Тройницкий) живет на пожертвования баронессы Марии Матавтиной-Маковской, вдовы художника Константина Егоровича Маковского

Князь Борис Владимирович Гагарин, пред. Союза Георгиевских кавалеров в изгнании пишет мемуары

Баронесса Дикова, вдова морского министра в России Ивана Михайловича Дикова убивает время при помощи пасьянса.

Русских дворяне эмигранты, живущие в замке Сен-Мишель-сюр-Орж, подаренном англичанкой г-жой Лумис, Франции 1932 год.

Как и все французские замки Сен-Мишель-сюр-Орж окружен громадным парком.

Каждому обитателю замка дают ту работу к которой он больше всего расположен. Таким образом, этот казачий офицер стал кухонным работником

Руководителем прачечной назначен русский князь, в числе работников прачечной вдова генерала Никифорова.

Русский князь в бельевой комнате.

В замке нет часовни, поэтому ритуальные услуги насельникам замка оказывает ежедневно православный священник отец Александр.

Русская церковь в Берлине, рядом с которой в бараке живет много русских эмигрантов. Германия 1931 год.

Бывший казачий полковник, работающий музыкантом в берлинском кафе

За столом ест бывший генерал-адъютант Свиты Ее Императорского Величества.

Русский капитан чинит крышу барака, в прошлом он был одним из крупнейших землевладельцев

Бригадный генерал Виктор Петрович который служил 50 лет служил Царю и Отечеству

Бывший командующий 10-м уланским полком теперь кухонный работник.

Обед эмигрантов в Париже 1932 года

Слева направо: княгиня Красинская, г-н Борис Тульчин, г-н Одориано, г-жа Мартинес Ривас и великий князь Андрей Владимирович

Жизнь русских эмигрантов во Франции и Германии. 1931

1. Русские аристократы, живущие в скромном доме в пригороде Парижа, Франция 1931 года.
Генерал Гудим-Левкович и его жена слушают по радио вести с Родины

Одна из самых близких друзей императрицы княгиня Мария Ивановна Путятина со старыми подругами пришедшими ее навестить

Йохан фон Греков бывший директор Технического университета в Санкт-Петербурге, в настоящее время изготовляет гробы для умерших членов этой колонии изгнанников.

Барон Владимир Романович фон Кнорринг, генерал-адъютант великого князя Владимира.

Павел Александрович. Офросимов, бывший генерал-майор Свиты Его Величества сейчас разводит кур

Бывший губернатор Тульской губернии (возможно Александр Николаевич Тройницкий) живет на пожертвования баронессы Марии Матавтиной-Маковской, вдовы художника Константина Егоровича Маковского

Князь Борис Владимирович Гагарин, пред. Союза Георгиевских кавалеров в изгнании пишет мемуары

Баронесса Дикова, вдова морского министра в России Ивана Михайловича Дикова убивает время при помощи пасьянса.

2. Русских дворяне эмигранты, живущие в замке Сен-Мишель-сюр-Орж, подаренном англичанкой г-жой Лумис, Франции 1932 год.
Как и все французские замки Сен-Мишель-сюр-Орж окружен громадным парком.

Каждому обитателю замка дают ту работу к которой он больше всего расположен. Таким образом, этот казачий офицер стал кухонным работником

Руководителем прачечной назначен русский князь, в числе работников прачечной вдова генерала Никифорова.

Русский князь в бельевой комнате.

В замке нет часовни, поэтому ритуальные услуги насельникам замка оказывает ежедневно православный священник отец Александр.

3. Русская церковь в Берлине, рядом с которой в бараке живет много русских эмигрантов. Германия 1931 год.

Бывший казачий полковник, работающий музыкантом в берлинском кафе

За столом ест бывший генерал-адъютант Свиты Ее Императорского Величества.

Русский капитан чинит крышу барака, в прошлом он был одним из крупнейших землевладельцев

Бригадный генерал Виктор Петрович который служил 50 лет служил Царю и Отечеству

Бывший командующий 10-м уланским полком теперь кухонный работник.

Жизнь русских эмигрантов во Франции и Германии. 1931 год

Одна из самых близких друзей императрицы княгиня Мария Ивановна Путятина со старыми подругами пришедшими ее навестить

Йохан фон Греков бывший директор Технического университета в Санкт-Петербурге, в настоящее время изготовляет гробы для умерших членов этой колонии изгнанников.

Барон Владимир Романович фон Кнорринг, генерал-адъютант великого князя Владимира.

Павел Александрович. Офросимов, бывший генерал-майор Свиты Его Величества сейчас разводит кур

Бывший губернатор Тульской губернии (возможно Александр Николаевич Тройницкий) живет на пожертвования баронессы Марии Матавтиной-Маковской, вдовы художника Константина Егоровича Маковского

Князь Борис Владимирович Гагарин, пред. Союза Георгиевских кавалеров в изгнании пишет мемуары

Баронесса Дикова, вдова морского министра в России Ивана Михайловича Дикова убивает время при помощи пасьянса.

2. Русских дворяне эмигранты, живущие в замке Сен-Мишель-сюр-Орж, подаренном англичанкой г-жой Лумис, Франции 1932 год.
Как и все французские замки Сен-Мишель-сюр-Орж окружен громадным парком.

Каждому обитателю замка дают ту работу к которой он больше всего расположен. Таким образом, этот казачий офицер стал кухонным работником

Руководителем прачечной назначен русский князь, в числе работников прачечной вдова генерала Никифорова.

Русский князь в бельевой комнате.

В замке нет часовни, поэтому ритуальные услуги насельникам замка оказывает ежедневно православный священник отец Александр.

3. Русская церковь в Берлине, рядом с которой в бараке живет много русских эмигрантов. Германия 1931 год.

Бывший казачий полковник, работающий музыкантом в берлинском кафе

За столом ест бывший генерал-адъютант Свиты Ее Императорского Величества.

Русский капитан чинит крышу барака, в прошлом он был одним из крупнейших землевладельцев

Бригадный генерал Виктор Петрович который служил 50 лет служил Царю и Отечеству

Бывший командующий 10-м уланским полком теперь кухонный работник.

Заметили ош Ы бку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

ЖИЗНЬ РУССКИХ ЭМИГРАНТОВ ВО ФРАНЦИИ И ГЕРМАНИИ (30-Е ГОДЫ)

Русская эмиграция —отъезд из России по экономическим, политическим, личным или иным обстоятельствам. Белая эмиграция— военные, аристократы, купцы и помещики, бежавшие от победившей в ходе революции и Гражданской войны Советской власти. Кем они стали в Европе ? Далеко не все смогли сохранить свои состояния за рубежом и приходилось зарабатывать на жизнь разнообразным трудом.

Сахно-Устимович, из Терского казачьего полка, бывший адъютант царя

В настоящее время Сахно-Устимович является достойным всяческого уважения поваром в небольшом русском ресторане в Берлине, Германия, 1930 год

Алекс Авалов, бывший крупный помещик и профессор химии в Санкт-Петербурге. Сейчас Авалов занимается производством крепких алкогольных напитков с помощью аппарата, построенного им в Берлине, Германия, 1930 год.

Барон фон Руктешель до русской революции 1917 года служил капитаном гвардейского полка

Барон фон Руктешель в настоящее время играет на гитаре каждый день в цыганском оркестре в Берлине, Германия, 1930 год.

Генерал фон Фусс, один из самых известных чиновников Санкт-Петербурга до 1917 года и особый друг царя. Россия

Генерал фон Фусс в настоящее время набивает сигареты, тяжелая работа, которая приносит крохотный доход. Берлин, Германия 1930 год.

Самый известный в России комический актер оперетты г-н Александр Полонский сейчас работает за стойкой бара в небольшом русском кафе в Берлине, Германия 1930 год.

Актер немого кино и оперетты Александр Полонский, после революции 1917 в эмиграции. Умер в Париже в августе 1944 г

Знаменитый оперный певец граф Василий Тарновский, получил высшую оперную награду в России

Бывший очень известный оперный певец граф Василий Тарновский сейчас работает как пианист и певец сатирических куплетов в русских кафе в Берлине, Германия, 1930

Генерал Неровинский (?) вместе с царем Николаем II и великой княгини Ольги, Россия, 1917

Генерал Неровинский (?), командир гусарского полка под патронажем великой княгини Ольги

Бывший генерал Неровинский (?) работает поваром в одном из ресторанов в Берлине, Германия, 1930 год

Русские аристократы, живущие в скромном доме в пригороде Парижа, Франция 1931 года.

Генерал Гудим-Левкович и его жена слушают по радио вести с Родины

Одна из самых близких друзей императрицы княгиня Мария Ивановна Путятина со старыми подругами пришедшими ее навестить

Йохан фон Греков бывший директор Технического университета в Санкт-Петербурге, в настоящее время изготовляет гробы для умерших членов этой колонии изгнанников.

Барон Владимир Романович фон Кнорринг, генерал-адъютант великого князя Владимира.

Павел Александрович Офросимов, бывший генерал-майор Свиты Его Величества сейчас разводит кур

Бывший губернатор Тульской губернии (возможно Александр Николаевич Тройницкий) живет на пожертвования баронессы Марии Матавтиной-Маковской, вдовы художника Константина Егоровича Маковского

Князь Борис Владимирович Гагарин, пред. Союза Георгиевских кавалеров в изгнании пишет мемуары

Баронесса Дикова, вдова морского министра в России Ивана Михайловича Дикова убивает время при помощи пасьянса.

Русских дворяне эмигранты, живущие в замке Сен-Мишель-сюр-Орж, подаренном англичанкой г-жой Лумис, Франции 1932 год.

Как и все французские замки Сен-Мишель-сюр-Орж окружен громадным парком.

Каждому обитателю замка дают ту работу к которой он больше всего расположен. Таким образом, этот казачий офицер стал кухонным работником

Руководителем прачечной назначен русский князь, в числе работников прачечной вдова генерала Никифорова.

Русский князь в бельевой комнате.

В замке нет часовни, поэтому ритуальные услуги насельникам замка оказывает ежедневно православный священник отец Александр.

Русская церковь в Берлине, рядом с которой в бараке живет много русских эмигрантов. Германия 1931 год.

Бывший казачий полковник, работающий музыкантом в берлинском кафе

За столом ест бывший генерал-адъютант Свиты Ее Императорского Величества.

Русский капитан чинит крышу барака, в прошлом он был одним из крупнейших землевладельцев

Бригадный генерал Виктор Петрович который служил 50 лет служил Царю и Отечеству

Бывший командующий 10-м уланским полком теперь кухонный работник.

Обед эмигрантов в Париже 1932 года

Слева направо: княгиня Красинская, г-н Борис Тульчин, г-н Одориано, г-жа Мартинес Ривас и великий князь Андрей Владимирович

*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Свидетели Иеговы», Национал-Большевистская партия, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН), «Азов»

Жизнь русских эмигрантов во Франции и Германии. 1931

Оригинал взят у humus

1. Русские аристократы, живущие в скромном доме в пригороде Парижа, Франция 1931 года.
Генерал Гудим-Левкович и его жена слушают по радио вести с Родины

Одна из самых близких друзей императрицы княгиня Мария Ивановна Путятина со старыми подругами пришедшими ее навестить

Йохан фон Греков бывший директор Технического университета в Санкт-Петербурге, в настоящее время изготовляет гробы для умерших членов этой колонии изгнанников.

Барон Владимир Романович фон Кнорринг, генерал-адъютант великого князя Владимира.

Павел Александрович. Офросимов, бывший генерал-майор Свиты Его Величества сейчас разводит кур

Бывший губернатор Тульской губернии (возможно Александр Николаевич Тройницкий) живет на пожертвования баронессы Марии Матавтиной-Маковской, вдовы художника Константина Егоровича Маковского

Князь Борис Владимирович Гагарин, пред. Союза Георгиевских кавалеров в изгнании пишет мемуары

Баронесса Дикова, вдова морского министра в России Ивана Михайловича Дикова убивает время при помощи пасьянса.

2. Русских дворяне эмигранты, живущие в замке Сен-Мишель-сюр-Орж, подаренном англичанкой г-жой Лумис, Франции 1932 год.
Как и все французские замки Сен-Мишель-сюр-Орж окружен громадным парком.

Каждому обитателю замка дают ту работу к которой он больше всего расположен. Таким образом, этот казачий офицер стал кухонным работником

Руководителем прачечной назначен русский князь, в числе работников прачечной вдова генерала Никифорова.

Русский князь в бельевой комнате.

В замке нет часовни, поэтому ритуальные услуги насельникам замка оказывает ежедневно православный священник отец Александр.

3. Русская церковь в Берлине, рядом с которой в бараке живет много русских эмигрантов. Германия 1931 год.

Бывший казачий полковник, работающий музыкантом в берлинском кафе

За столом ест бывший генерал-адъютант Свиты Ее Императорского Величества.

Русский капитан чинит крышу барака, в прошлом он был одним из крупнейших землевладельцев

Бригадный генерал Виктор Петрович который служил 50 лет служил Царю и Отечеству

Бывший командующий 10-м уланским полком теперь кухонный работник.

Ссылка на основную публикацию